BTC: 11790.91 $ ETH: 318.1263 $ XRP: 0.468229 $ BCH: 479.8144 $ LTC: 136.4893 $ XMR: 112.3168 $ DASH: 178.6883 $ ZEC: 105.2826 $
09.01.2019
Бизнес по-китайски: как живет «столица майнинга биткоинов» Сычуань

«Майнинг» (или «добыча») криптовалют в мире превратился в полноценную промышленную отрасль. Так, на «майнинг» уже тратят больше энергии, чем на добычу драгоценных металлов. А из-за того, что законодательство стран мира не успевает за эволюцией электронных денег, их «добыча» стала вполне легальным (или хотя бы не запрещенным) способом относительно легко обогатиться за короткое время.

Для «майнинга» криптовалют нужно иметь «ферму», которая состоит из видеокарт. Именно с их помощью «майнеры» проводят вычислительную работу, за которую и получают в награду биткоины и другую криптовалюту.

Китай, мировой лидер по добыче биткоинов, доминирует как в генерации валюты, так и в мировой торговле валютой. Сычуань стал известен как «столица майнинга биткоинов», поскольку предприимчивые китайцы создали там «шахты» из-за большого количества гидроэлектроэнергии, которая идеально удовлетворяет высокие потребности в электроэнергии большого количества компьютеров, необходимых для «майнинга».

«Биткоин-шахта» с синей жестяной крышей расположена рядом с гидроэлектростанцией в Тибетском автономном округе Нгава (Аба) и провинции Цянг, провинция Сычуань, Китай, 27 сентября 2016 года. Район находится на восточной окраине Тибетского плато с обильной гидроэнергетикой, которая является ключевым фактором повышения энергоэффективности шахт. На электроэнергию обычно приходится 60-70% расходов «биткоин-шахты». Фото: EPA/LIU XINGZHE

29-летний владелец «биткоин-шахты» Лю стоит возле охлаждающих вентиляторов на своей «шахте», где он размещает и эксплуатирует «майнинговое» оборудование для тех, кто не хочет переезжать в сельские районы Сычуани, Китай, 27 сентября 2016 года.

Фото:EPA/LIU XINGZHE

«Биткоин-шахты» — это здания со складскими структурами, оснащенными большим количеством микропроцессоров, с помощью которых «майнеры» решают сложные математические задачи и получают вознаграждение в цифровой валюте. Промышленность существует в правовой серой зоне Китая, и шахтеры из этой истории, обеспокоенные вниманием со стороны правительства, просили не упоминать их полные имена или названия сел, где расположены их шахты.

Руководитель тибетской «шахты» биткоинов Кун идет мимо вычислительных машин в «шахте» биткоинов в провинции Сычуань, Китай, 26 сентября 2016 года. Кун — руководитель «шахты» и один из ее инвесторов. Он узнал о биткоинах от друга и начал инвестировать в эту отрасль в 2015 году. Фото: EPA/LIU XINGZHE

Упаковочные материалы из-под «майнингового» оборудования накапливаются рядом с системой водяного охлаждения на «шахте» биткоинов в провинции Сычуань, Китай, 28 сентября 2016 года.

Фото: EPA/LIU XINGZHE

Козы из соседнего села бродят рядом с охлаждающими вентиляторами «шахты» биткоинов в провинции Сычуань, Китай, 28 сентября 2016 года.

Фото: EPA/LIU XINGZHE

Преимуществом «майнинга» является то, что, имея необходимое оборудование, можно зарабатывать деньги практически из ничего. Единственные расходы — на электроэнергию. Если «ферма» достаточно большая, то и расходы будут значительными, а энергосети могут просто не выдержать такой нагрузки.

«Биткоин-майнер» Лю (слева) встречается с клиентами на своей «шахте» в провинции Сычуань, Китай, 27 сентября 2016 года. В 2015 году он переехал из провинции Хэнань в провинцию Сычуань, чтобы получить более дешевую электроэнергию. Теперь под его управлением более 7 тыс. машин для «майнинга» для клиентов по всей стране. Его клиенты могут удаленно контролировать работу компьютеров и доходы биткоинов, используя приложения на своих мобильных телефонах. Фото: EPA/LIU XINGZHE

Сотрудники на «шахте» биткоинов в провинции Сычуань, Китай, 26 сентября 2016 года. На «шахте» постоянно работает 550 «горных машин». Они решают сложные математические задачи, за решение которых вознаграждаются биткоинами. Семь сотрудников работают посменно, следя за машинами, чтобы оборудование работало 24 часа в сутки. Фото: EPA/LIU XINGZHE

«Биткоин-майнер» Хуанг осматривает неисправную «майнинг-машину» во время своей ночной смены на «шахте» в провинции Сычуань, Китай, 26 сентября 2016 года. «Майнеры» могут проверять состояние и работу машины с помощью телефонов и персональных компьютеров. В большинстве случаев они могут просто перезагрузить компьютер. «Если это сложная проблема, мы просто отправляем ее на завод, чтобы они ее исправили», — рассказывает Хуанг. Фото: EPA/LIU XINGZHE

Упаковочные коробки из-под «майнингового» оборудования в общежитии для работников «шахты» биткоинов в провинции Сычуань, Китай, 26 сентября 2016 года. Менеджер «шахты» Кун в мае 2017 года приобрел новые машины: AntMiner S7 ($490) c большей вычислительной мощностью, чем у AntMiner S5 ($140), которую она заменит. По словам Куна, около 550 майнингових машин, комбинация моделей S7 и S5, которые работают 24 часа в сутки, могут добывать 2,5 биткоина в день. Фото: EPA/LIU XINGZHE

Сотрудница гидроэлектростанции проверяет электрические генераторы в провинции Сычуань, Китай, 26 сентября 2016 года. Менеджер тибетской «биткоин-шахты» Кун убедил владельца гидроэлектростанции построить «биткоин-шахту» рядом с электростанцией в 2015 году.

Фото: EPA/LIU XINGZHE

Особой популярности добыча криптовалют достигла в 2017 году, когда стоимость крупнейших криптовалют начала стремительно расти. Тогда же участились случаи, когда «майнеры» использовали для собственного обогащения энергосети коммунальных и государственных учреждений, а в жилых кварталах участились случаи аварий на энергосетях из-за резкого увеличения нагрузки от «ферм».

Сотрудники работают на конвейере машины AntMiner S9 на производственной базе Bitmain, Шэньчжэнь, 9 ноября 2016 года.

Фото: EPA/LIU XINGZHE

Исследователь биткоинов работает в лаборатории на производственной базе Bitmain в Шэньчжэне, Китай, 9 ноября 2016 года.

Фото: EPA/LIU XINGZHE

Сотрудницы устанавливают охладительные микросхемы на вычислительную плату на конвейере машины AntMiner S9 на производственной базе Bitmain, Шэньчжэнь, Китай, 9 ноября 2016 года.

Фото: EPA/LIU XINGZHE

В конце 2017 года стоимость биткоина и ключевых криптовалют мира достигла своего максимума. Так, 1 биткоин стоил более $20 тыс., что в 20 тыс. раз больше, чем в 2009 году, когда его впервые представили миру. После этого рынок «остыл». Спрос на оборудование для «майнинга» резко упал, как и количество самих майнеров. Однако в мире все еще сохранились целые промышленные районы, которые продолжают заниматься «майнингом» и зарабатывать на этом деньги.

«Хорошо, что тратить деньги некуда, поэтому вы можете сэкономить всю свою зарплату», — говорит «биткоин-майнер» Сун.

«Биткоин-шахтеры» отдыхают в своем общежитии на «шахте» в Сычуани, Китай, 28 сентября 2016 года. Они живут на «шахте», которая настолько удалена от цивилизации, что ближайший общественный транспорт расположен лишь в 20 милях (больше 30 км), в ближайшем городе. Фото: EPA/LIU XINGZHE

Сотрудники «шахты» играют в игры и смотрят телевизионные сериалы на своих телефонах возле «шахты» в провинции Сычуань, Китай, 28 сентября 2016 года.

Оригинал статьи

Бизнес по-китайски: как живет «столица майнинга биткоинов» Сычуань

«Майнинг» (или «добыча») криптовалют в мире превратился в полноценную промышленную отрасль. Так, на «майнинг» уже тратят больше энергии, чем на добычу драгоценных металлов. А из-за того, что законодательство стран мира не успевает за эволюцией электронных денег, их «добыча» стала вполне легальным (или хотя бы не запрещенным) способом относительно легко обогатиться за короткое время.

Для «майнинга» криптовалют нужно иметь «ферму», которая состоит из видеокарт. Именно с их помощью «майнеры» проводят вычислительную работу, за которую и получают в награду биткоины и другую криптовалюту.

Китай, мировой лидер по добыче биткоинов, доминирует как в генерации валюты, так и в мировой торговле валютой. Сычуань стал известен как «столица майнинга биткоинов», поскольку предприимчивые китайцы создали там «шахты» из-за большого количества гидроэлектроэнергии, которая идеально удовлетворяет высокие потребности в электроэнергии большого количества компьютеров, необходимых для «майнинга».

«Биткоин-шахта» с синей жестяной крышей расположена рядом с гидроэлектростанцией в Тибетском автономном округе Нгава (Аба) и провинции Цянг, провинция Сычуань, Китай, 27 сентября 2016 года. Район находится на восточной окраине Тибетского плато с обильной гидроэнергетикой, которая является ключевым фактором повышения энергоэффективности шахт. На электроэнергию обычно приходится 60-70% расходов «биткоин-шахты». Фото: EPA/LIU XINGZHE

29-летний владелец «биткоин-шахты» Лю стоит возле охлаждающих вентиляторов на своей «шахте», где он размещает и эксплуатирует «майнинговое» оборудование для тех, кто не хочет переезжать в сельские районы Сычуани, Китай, 27 сентября 2016 года.

Фото:EPA/LIU XINGZHE

«Биткоин-шахты» — это здания со складскими структурами, оснащенными большим количеством микропроцессоров, с помощью которых «майнеры» решают сложные математические задачи и получают вознаграждение в цифровой валюте. Промышленность существует в правовой серой зоне Китая, и шахтеры из этой истории, обеспокоенные вниманием со стороны правительства, просили не упоминать их полные имена или названия сел, где расположены их шахты.

Руководитель тибетской «шахты» биткоинов Кун идет мимо вычислительных машин в «шахте» биткоинов в провинции Сычуань, Китай, 26 сентября 2016 года. Кун — руководитель «шахты» и один из ее инвесторов. Он узнал о биткоинах от друга и начал инвестировать в эту отрасль в 2015 году. Фото: EPA/LIU XINGZHE

Упаковочные материалы из-под «майнингового» оборудования накапливаются рядом с системой водяного охлаждения на «шахте» биткоинов в провинции Сычуань, Китай, 28 сентября 2016 года.

Фото: EPA/LIU XINGZHE

Козы из соседнего села бродят рядом с охлаждающими вентиляторами «шахты» биткоинов в провинции Сычуань, Китай, 28 сентября 2016 года.

Фото: EPA/LIU XINGZHE

Преимуществом «майнинга» является то, что, имея необходимое оборудование, можно зарабатывать деньги практически из ничего. Единственные расходы — на электроэнергию. Если «ферма» достаточно большая, то и расходы будут значительными, а энергосети могут просто не выдержать такой нагрузки.

«Биткоин-майнер» Лю (слева) встречается с клиентами на своей «шахте» в провинции Сычуань, Китай, 27 сентября 2016 года. В 2015 году он переехал из провинции Хэнань в провинцию Сычуань, чтобы получить более дешевую электроэнергию. Теперь под его управлением более 7 тыс. машин для «майнинга» для клиентов по всей стране. Его клиенты могут удаленно контролировать работу компьютеров и доходы биткоинов, используя приложения на своих мобильных телефонах. Фото: EPA/LIU XINGZHE

Сотрудники на «шахте» биткоинов в провинции Сычуань, Китай, 26 сентября 2016 года. На «шахте» постоянно работает 550 «горных машин». Они решают сложные математические задачи, за решение которых вознаграждаются биткоинами. Семь сотрудников работают посменно, следя за машинами, чтобы оборудование работало 24 часа в сутки. Фото: EPA/LIU XINGZHE

«Биткоин-майнер» Хуанг осматривает неисправную «майнинг-машину» во время своей ночной смены на «шахте» в провинции Сычуань, Китай, 26 сентября 2016 года. «Майнеры» могут проверять состояние и работу машины с помощью телефонов и персональных компьютеров. В большинстве случаев они могут просто перезагрузить компьютер. «Если это сложная проблема, мы просто отправляем ее на завод, чтобы они ее исправили», — рассказывает Хуанг. Фото: EPA/LIU XINGZHE

Упаковочные коробки из-под «майнингового» оборудования в общежитии для работников «шахты» биткоинов в провинции Сычуань, Китай, 26 сентября 2016 года. Менеджер «шахты» Кун в мае 2017 года приобрел новые машины: AntMiner S7 ($490) c большей вычислительной мощностью, чем у AntMiner S5 ($140), которую она заменит. По словам Куна, около 550 майнингових машин, комбинация моделей S7 и S5, которые работают 24 часа в сутки, могут добывать 2,5 биткоина в день. Фото: EPA/LIU XINGZHE

Сотрудница гидроэлектростанции проверяет электрические генераторы в провинции Сычуань, Китай, 26 сентября 2016 года. Менеджер тибетской «биткоин-шахты» Кун убедил владельца гидроэлектростанции построить «биткоин-шахту» рядом с электростанцией в 2015 году.

Фото: EPA/LIU XINGZHE

Особой популярности добыча криптовалют достигла в 2017 году, когда стоимость крупнейших криптовалют начала стремительно расти. Тогда же участились случаи, когда «майнеры» использовали для собственного обогащения энергосети коммунальных и государственных учреждений, а в жилых кварталах участились случаи аварий на энергосетях из-за резкого увеличения нагрузки от «ферм».

Сотрудники работают на конвейере машины AntMiner S9 на производственной базе Bitmain, Шэньчжэнь, 9 ноября 2016 года.

Фото: EPA/LIU XINGZHE

Исследователь биткоинов работает в лаборатории на производственной базе Bitmain в Шэньчжэне, Китай, 9 ноября 2016 года.

Фото: EPA/LIU XINGZHE

Сотрудницы устанавливают охладительные микросхемы на вычислительную плату на конвейере машины AntMiner S9 на производственной базе Bitmain, Шэньчжэнь, Китай, 9 ноября 2016 года.

Фото: EPA/LIU XINGZHE

В конце 2017 года стоимость биткоина и ключевых криптовалют мира достигла своего максимума. Так, 1 биткоин стоил более $20 тыс., что в 20 тыс. раз больше, чем в 2009 году, когда его впервые представили миру. После этого рынок «остыл». Спрос на оборудование для «майнинга» резко упал, как и количество самих майнеров. Однако в мире все еще сохранились целые промышленные районы, которые продолжают заниматься «майнингом» и зарабатывать на этом деньги.

«Хорошо, что тратить деньги некуда, поэтому вы можете сэкономить всю свою зарплату», — говорит «биткоин-майнер» Сун.

«Биткоин-шахтеры» отдыхают в своем общежитии на «шахте» в Сычуани, Китай, 28 сентября 2016 года. Они живут на «шахте», которая настолько удалена от цивилизации, что ближайший общественный транспорт расположен лишь в 20 милях (больше 30 км), в ближайшем городе. Фото: EPA/LIU XINGZHE

Сотрудники «шахты» играют в игры и смотрят телевизионные сериалы на своих телефонах возле «шахты» в провинции Сычуань, Китай, 28 сентября 2016 года.

Оригинал статьи