BTC: 8100.933 $ ETH: 177.9885 $ XRP: 0.302339 $ BCH: 221.2800 $ LTC: 54.93475 $ XMR: 56.05326 $ DASH: 69.28837 $ ZEC: 36.21081 $
03.09.2019
Юристам не хватает уголовных дел по криптовалюте

Количество преступлений, предметом и средством которых выступает криптовалюта, растет. Однако уголовных дел и приговоров виновным пока ничтожно мало.

Этой теме был посвящен круглый стол в рамках заседания комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России 28 августа, пишет «Коммерсантъ».

Эксперты отмечают, что испытывают сложности при оценке преступных деяний, связанных с новыми цифровыми сущностями. Отсюда ничтожно малое количество уголовных дел.

При этом даже в имеющейся практике большинство дел не связано с криптовалютой, как предметом преступления. Чаще всего она просто используется как средство отмывания денег или покупки наркотиков.

По словам доцента Российского государственного университета правосудия Михаила Простосердова, из трех классических признаков предмета преступления (материальный, экономический и юридический) криптовалюта обладает только одним — экономическим, поэтому ее не признают предметом преступления.

Законодательство позволяет квалифицировать те или иные деяния, связанные с цифровой сферой, однако необходимы общие правила игры.

Речь идет о разграничении терминов «цифровые» и «виртуальные» активы (в соответствии с подходом FATF).

«Виртуальный актив — это токен, криптовалюта, то есть цифровое выражение ценности, которая может обращаться, переводиться и использоваться для инвестирования. Но под это понятие может подпадать и предмет в компьютерной игре, который может стоить десятки тысяч долларов»,— пояснила адвокат АК «Аснис и партнеры» Екатерина Ипполитова.

В профильных же законах, находящихся на рассмотрении в Госдуме, используется понятие цифрового финансового актива, под которое не подпадает значительное число существующих криптовалют и ряд других объектов цифровых имущественных прав.

Другая сторона проблемы — отсутствие современных методик, позволяющих расследовать дела, связанные с криптовалютами. По мнению эксперта Института развития интернета Бориса Едидина, нужно создавать особые следственные подразделения, специализирующиеся на расследовании уголовных дел в области цифровых проектов, нечто вроде «цифровой прокуратуры».

С такой трактовкой вопроса не согласны представители правоохранительных органов.По словам старшего следователя по ОВД-2 отдела УРОПД следственного департамента МВД России Артема Ранченкова, малое количество расследуемых дел связано не с недостатком специального образования у правоохранителей, а с нежеланием пострадавших раскрывать следствию источник происхождения криптоактивов.


Оригинал статьи

Юристам не хватает уголовных дел по криптовалюте

Количество преступлений, предметом и средством которых выступает криптовалюта, растет. Однако уголовных дел и приговоров виновным пока ничтожно мало.

Этой теме был посвящен круглый стол в рамках заседания комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России 28 августа, пишет «Коммерсантъ».

Эксперты отмечают, что испытывают сложности при оценке преступных деяний, связанных с новыми цифровыми сущностями. Отсюда ничтожно малое количество уголовных дел.

При этом даже в имеющейся практике большинство дел не связано с криптовалютой, как предметом преступления. Чаще всего она просто используется как средство отмывания денег или покупки наркотиков.

По словам доцента Российского государственного университета правосудия Михаила Простосердова, из трех классических признаков предмета преступления (материальный, экономический и юридический) криптовалюта обладает только одним — экономическим, поэтому ее не признают предметом преступления.

Законодательство позволяет квалифицировать те или иные деяния, связанные с цифровой сферой, однако необходимы общие правила игры.

Речь идет о разграничении терминов «цифровые» и «виртуальные» активы (в соответствии с подходом FATF).

«Виртуальный актив — это токен, криптовалюта, то есть цифровое выражение ценности, которая может обращаться, переводиться и использоваться для инвестирования. Но под это понятие может подпадать и предмет в компьютерной игре, который может стоить десятки тысяч долларов»,— пояснила адвокат АК «Аснис и партнеры» Екатерина Ипполитова.

В профильных же законах, находящихся на рассмотрении в Госдуме, используется понятие цифрового финансового актива, под которое не подпадает значительное число существующих криптовалют и ряд других объектов цифровых имущественных прав.

Другая сторона проблемы — отсутствие современных методик, позволяющих расследовать дела, связанные с криптовалютами. По мнению эксперта Института развития интернета Бориса Едидина, нужно создавать особые следственные подразделения, специализирующиеся на расследовании уголовных дел в области цифровых проектов, нечто вроде «цифровой прокуратуры».

С такой трактовкой вопроса не согласны представители правоохранительных органов.По словам старшего следователя по ОВД-2 отдела УРОПД следственного департамента МВД России Артема Ранченкова, малое количество расследуемых дел связано не с недостатком специального образования у правоохранителей, а с нежеланием пострадавших раскрывать следствию источник происхождения криптоактивов.


Оригинал статьи