BTC: 6759.1 $ ETH: 538.103 $ XRP: 0.549546 $ BCH: 902.692 $ LTC: 98.8214 $ DASH: 262.066 $ XMR: 126.279 $ ZEC: 198.319 $
13.03.2018
Криптовалюта не имущество: эксперты оценили мотивировку такого решения АСГМ

Криптовалюта не имущество: эксперты оценили мотивировку такого решения АСГМ
Фото с сайта pixabay.com

АСГМ опубликовал мотивировочную часть решения, в котором объяснил, почему отказался включать криптовалюту в конкурсную массу должника. Суд привел сразу несколько доводов, которые легли в основу такого вывода. Среди них – отсутствие законодательного регулирования криптовалютных отношений и полная анонимность криптокошельков. Эксперты усомнились в обоснованности такого решения и рассказали, какие аргументы помогут конкурсному управляющему добиться включения биткоинов в конкурсную массу должника.

Судья Лариса Кравчук, которая рассматривала спор, подчеркнула, что понятие и правовая природа криптовалюты в законодательстве РФ не определены (дело № А40-124668/2017). Вместе с тем, суд подробно разобрал, что из себя представляет криптовалюта, и откуда она «появляется». «Выпуск» цифровых денег происходит различными способами: это ICO (первичное размещение монет, система инвестирования), майнинг (поддержание специальной платформы для создания новых криптоденег), форжинг (образование новых блоков в уже имеющихся криптовалютах)», — объясняет первая инстанция. Ссылаясь на перечисленную информацию, АСГМ делает вывод, что криптовалюта возникает буквально «из интернета».

Почему отказали управляющему

Можно ли включить криптовалюту в конкурсную массу должника

Мотивируя свой отказ заявителю, Кравчук поясняет, что специфичность оборота спорного объекта не позволяет применить к криптовалютам по аналогии нормы, которые регулируют сходные отношения. Поскольку в законодательстве отсутствует понятие «криптовалюта», невозможно однозначно определить, к какой категории оно относится: «имущество», «актив», «информация», «суррогат», утверждает АСГМ.

Исходя из прямого толкования норм права «криптовалюта» не относится к объектам гражданских прав и находится вне правового поля на территории РФ, резюмирует Кравчук. Первая инстанция добавляет, что исполнение сделок с криптовалютой и ее транзакции не обеспечиваются принудительной силой государства.

И последним аргументом суда стало то, что «анонимность пользователей криптовалют не позволяет точно установить принадлежность криптовалюты в криптокошельке по адресу www.blockchain.info» конкретному должнику.

У юристов иное мнение

Эксперты «Право.ru» усомнились в обоснованности решения АСГМ. По словам партнера Taxology Михаила Успенского, в конкурсную массу должно включаться все имущество должника. Он объясняет, что термин «имущество» является обобщающим и в банкротном споре должен трактоваться расширительно. То, что криптовалюта прямо не названа объектом гражданского оборота в одноименной ст. 128 ГК не является самостоятельным основанием для невключения ее в конкурсную массу, уверяет эксперт.

В спорной ситуации суд мог взять за основу определение криптовалюты в законопроектах Минфина и ЦБ, прибегнуть к другим источникам информации или получить консультацию специалиста. Думаю, если бы суд разобрался, с каким объектом имеет дело, то пришел к заключению, что криптовалюта отвечает признакам имущества.

Юрист практики «Интеллектуальная собственность и информационные технологии» ЮФ «Борениус» Алексей Грибанов.

Партнер «Зарцын, Янковский и партнеры» Роман Янковский усомнился и в невозможности применить к спорному вопросу по аналогии нормы, которые регулируют сходные отношения. То есть, правовая природа криптовалюты настолько специфична, что суд не может приравнять её ни к деньгам, ни к имуществу, и вынужден дожидаться решения законодателя на этот счёт? – задается вопросом эксперт. Он предполагает, что в этой ситуации суд просто стремился уйти от ответственности за квалификацию соответствующих отношений.

Второй вектор доводов суда представляется куда более значимым, считает Успенский. Он имеет в виду аргумент о том, что «нельзя точно установить принадлежность криптовалюты в криптокошельке конкретному должнику». Юрист признает, что на практике крайне сложно зафиксировать такую связь: «Кошелек Blockchain.info, которым пользуется банкрот, не требует прохождения процедур идентификации пользователя». А судебный запрос оператору кошелька будет бесполезен, так как у того таких данных нет, добавляет Успенский. Вместе с тем, в обсуждаемом деле должник сам признает, что это его кошелек: «Более того, банкрот даже представил в суд нотариально заверенные скриншоты кошелька с балансом». На практике подобным способом участники разбирательств подтверждают принадлежность электронной почты конкретному лицу, и суды их принимают, резюмирует юрист.

Как выиграть дело управляющему в апелляции

Сам управляющий Алексей Леонов сообщил «Право.ru», что уже на этой неделе подаст жалобу на акт первой инстанциию. Он подчеркивает, что в большинстве зарубежных правопорядков не вызывает сомнения сама возможность включить криптовалюту в конкурсную массу должника при банкротстве.

Учитывая перечисленные доводы экспертов, у него есть шансы добиться своего в вышестоящих инстанциях. Успенский полагает, что «рецепт успеха» заявителя предельно прост: «Надо сделать акцент на расширительную трактовку термина «имущество», а также на неоднократное признание кошелька своим со стороны должника». Управляющему стоит указать на то, что отсутствие правил обращения криптовалют не является основанием для отказа, поскольку суд обязан применять аналогию закона или права, добавляет ведущий консультант группы по оказанию юруслуг для технологических проектов Deloitte, Михаил Жужжалов: «Виртуальные валюты могут по аналогии рассматриваться как безналичные денежные средства, которыми владелец распоряжается через криптокошелек».

Кроме того, управляющему будет не лишним сослаться и на текущую арбитражную практику, в которой суды уже включали «крипту» в конкурсную массу, полагает Успенский. В частности, речь идет о делах № А13-3814/2016 и № А41-94274/2015, где суды отнесли биткоины к электронным денежным средствам. Перспективным будет и аргумент о том, что подход суда первой инстанции может сформировать практику, при которой недобросовестные должники начнут «упаковывать» свои обычные активы в криптовалюту, поясняет Людмила Меркулова, эксперт в области «Blockchain technology».

Другой юрист, который специализируется на технологиях и криптовалютах, Константин Бочкарев предупреждает, что российские судьи привыкли обосновывать решения со ссылками на конкретные нормы законов и подзаконных актов. Поэтому он предполагает, что апелляции будет проще «засилить» решение первой инстанции в силе и оставить принципиальный вопрос о квалификации криптовалюты законодателю.

История спора

В рамках банкротства гражданина Ильи Царькова выяснилось – у несостоятельного физлица есть «виртуальный кошелек» с биткоинами. У арбитражного управляющего должника возник вопрос – можно ли считать криптовалюту имуществом и включить в конкурсную массу?

Ответ на него управляющий решил получить в судебном порядке. Его требования звучали следующим образом: «Прошу разрешить разногласия между управляющим и должником, включить любые поступления на криптокошелек в конкурсную массу Царькова. Обязать должника передать управляющему доступ к криптокошельку путем предоставления пароля от этой учетной записи».

Должник в ответ заявлял, что его биткоин-активы нельзя учитывать при формировании конкурсной массы. Царьков указывал на то, что криптовалюту нельзя считать имуществом по российскому законодательству. Суд согласился с банкротом, и отказал уравляющему.


Оригинал статьи

Криптовалюта не имущество: эксперты оценили мотивировку такого решения АСГМ

Криптовалюта не имущество: эксперты оценили мотивировку такого решения АСГМ
Фото с сайта pixabay.com

АСГМ опубликовал мотивировочную часть решения, в котором объяснил, почему отказался включать криптовалюту в конкурсную массу должника. Суд привел сразу несколько доводов, которые легли в основу такого вывода. Среди них – отсутствие законодательного регулирования криптовалютных отношений и полная анонимность криптокошельков. Эксперты усомнились в обоснованности такого решения и рассказали, какие аргументы помогут конкурсному управляющему добиться включения биткоинов в конкурсную массу должника.

Судья Лариса Кравчук, которая рассматривала спор, подчеркнула, что понятие и правовая природа криптовалюты в законодательстве РФ не определены (дело № А40-124668/2017). Вместе с тем, суд подробно разобрал, что из себя представляет криптовалюта, и откуда она «появляется». «Выпуск» цифровых денег происходит различными способами: это ICO (первичное размещение монет, система инвестирования), майнинг (поддержание специальной платформы для создания новых криптоденег), форжинг (образование новых блоков в уже имеющихся криптовалютах)», — объясняет первая инстанция. Ссылаясь на перечисленную информацию, АСГМ делает вывод, что криптовалюта возникает буквально «из интернета».

Почему отказали управляющему

Можно ли включить криптовалюту в конкурсную массу должника

Мотивируя свой отказ заявителю, Кравчук поясняет, что специфичность оборота спорного объекта не позволяет применить к криптовалютам по аналогии нормы, которые регулируют сходные отношения. Поскольку в законодательстве отсутствует понятие «криптовалюта», невозможно однозначно определить, к какой категории оно относится: «имущество», «актив», «информация», «суррогат», утверждает АСГМ.

Исходя из прямого толкования норм права «криптовалюта» не относится к объектам гражданских прав и находится вне правового поля на территории РФ, резюмирует Кравчук. Первая инстанция добавляет, что исполнение сделок с криптовалютой и ее транзакции не обеспечиваются принудительной силой государства.

И последним аргументом суда стало то, что «анонимность пользователей криптовалют не позволяет точно установить принадлежность криптовалюты в криптокошельке по адресу www.blockchain.info» конкретному должнику.

У юристов иное мнение

Эксперты «Право.ru» усомнились в обоснованности решения АСГМ. По словам партнера Taxology Михаила Успенского, в конкурсную массу должно включаться все имущество должника. Он объясняет, что термин «имущество» является обобщающим и в банкротном споре должен трактоваться расширительно. То, что криптовалюта прямо не названа объектом гражданского оборота в одноименной ст. 128 ГК не является самостоятельным основанием для невключения ее в конкурсную массу, уверяет эксперт.

В спорной ситуации суд мог взять за основу определение криптовалюты в законопроектах Минфина и ЦБ, прибегнуть к другим источникам информации или получить консультацию специалиста. Думаю, если бы суд разобрался, с каким объектом имеет дело, то пришел к заключению, что криптовалюта отвечает признакам имущества.

Юрист практики «Интеллектуальная собственность и информационные технологии» ЮФ «Борениус» Алексей Грибанов.

Партнер «Зарцын, Янковский и партнеры» Роман Янковский усомнился и в невозможности применить к спорному вопросу по аналогии нормы, которые регулируют сходные отношения. То есть, правовая природа криптовалюты настолько специфична, что суд не может приравнять её ни к деньгам, ни к имуществу, и вынужден дожидаться решения законодателя на этот счёт? – задается вопросом эксперт. Он предполагает, что в этой ситуации суд просто стремился уйти от ответственности за квалификацию соответствующих отношений.

Второй вектор доводов суда представляется куда более значимым, считает Успенский. Он имеет в виду аргумент о том, что «нельзя точно установить принадлежность криптовалюты в криптокошельке конкретному должнику». Юрист признает, что на практике крайне сложно зафиксировать такую связь: «Кошелек Blockchain.info, которым пользуется банкрот, не требует прохождения процедур идентификации пользователя». А судебный запрос оператору кошелька будет бесполезен, так как у того таких данных нет, добавляет Успенский. Вместе с тем, в обсуждаемом деле должник сам признает, что это его кошелек: «Более того, банкрот даже представил в суд нотариально заверенные скриншоты кошелька с балансом». На практике подобным способом участники разбирательств подтверждают принадлежность электронной почты конкретному лицу, и суды их принимают, резюмирует юрист.

Как выиграть дело управляющему в апелляции

Сам управляющий Алексей Леонов сообщил «Право.ru», что уже на этой неделе подаст жалобу на акт первой инстанциию. Он подчеркивает, что в большинстве зарубежных правопорядков не вызывает сомнения сама возможность включить криптовалюту в конкурсную массу должника при банкротстве.

Учитывая перечисленные доводы экспертов, у него есть шансы добиться своего в вышестоящих инстанциях. Успенский полагает, что «рецепт успеха» заявителя предельно прост: «Надо сделать акцент на расширительную трактовку термина «имущество», а также на неоднократное признание кошелька своим со стороны должника». Управляющему стоит указать на то, что отсутствие правил обращения криптовалют не является основанием для отказа, поскольку суд обязан применять аналогию закона или права, добавляет ведущий консультант группы по оказанию юруслуг для технологических проектов Deloitte, Михаил Жужжалов: «Виртуальные валюты могут по аналогии рассматриваться как безналичные денежные средства, которыми владелец распоряжается через криптокошелек».

Кроме того, управляющему будет не лишним сослаться и на текущую арбитражную практику, в которой суды уже включали «крипту» в конкурсную массу, полагает Успенский. В частности, речь идет о делах № А13-3814/2016 и № А41-94274/2015, где суды отнесли биткоины к электронным денежным средствам. Перспективным будет и аргумент о том, что подход суда первой инстанции может сформировать практику, при которой недобросовестные должники начнут «упаковывать» свои обычные активы в криптовалюту, поясняет Людмила Меркулова, эксперт в области «Blockchain technology».

Другой юрист, который специализируется на технологиях и криптовалютах, Константин Бочкарев предупреждает, что российские судьи привыкли обосновывать решения со ссылками на конкретные нормы законов и подзаконных актов. Поэтому он предполагает, что апелляции будет проще «засилить» решение первой инстанции в силе и оставить принципиальный вопрос о квалификации криптовалюты законодателю.

История спора

В рамках банкротства гражданина Ильи Царькова выяснилось – у несостоятельного физлица есть «виртуальный кошелек» с биткоинами. У арбитражного управляющего должника возник вопрос – можно ли считать криптовалюту имуществом и включить в конкурсную массу?

Ответ на него управляющий решил получить в судебном порядке. Его требования звучали следующим образом: «Прошу разрешить разногласия между управляющим и должником, включить любые поступления на криптокошелек в конкурсную массу Царькова. Обязать должника передать управляющему доступ к криптокошельку путем предоставления пароля от этой учетной записи».

Должник в ответ заявлял, что его биткоин-активы нельзя учитывать при формировании конкурсной массы. Царьков указывал на то, что криптовалюту нельзя считать имуществом по российскому законодательству. Суд согласился с банкротом, и отказал уравляющему.


Оригинал статьи