BTC: 3277.994 $ XRP: 0.288944 $ ETH: 86.03296 $ LTC: 26.23021 $ BCH: 82.42576 $ XMR: 39.71183 $ DASH: 63.44949 $ ZEC: 51.96580 $
23.05.2018
Криптовалюта стала имуществом: и что теперь

Криптовалюта стала имуществом: и что теперь

На прошлой неделе 9-й ААС опубликовал мотивировочную часть решения по спору о включении криптоактива в конкурсную массу должника. Апелляция объяснила, почему первая инстанция неправильно квалифицировала новый вид актива. Эксперты оценили доводы суда и спрогнозировали, в каких делах теперь будет все чаще фигурировать «крипта». Кроме того, они дали советы управляющему по реализации биткоинов банкрота.

Чем считать «крипту»

В первую очередь апелляция указала на то, что в силу принципа диспозитивности в ГК отсутствует закрытый перечень объектов гражданских прав. А с учетом современных экономических реалий и уровня развития информационных технологий допустимо максимально широкое толкование термина «иное имущество» в ст. 128 ГК, объясняет апелляционная инстанция. Таким образом, криптовалюту можно расценить как «иное имущество», заключает 9-й ААС.

Приходя к такому выводу, суд учел находящийся в стадии рассмотрения законопроект «О внесении изменений в части 1, 2 и 4 ГК», который предусматривает определение базового понятия «Цифровое право» (см. «Криптореформа» Гражданского кодекса: эксперты оценили новые поправки»). Под него будет подпадать и существующий на настоящий момент термин «токен». Изначально он обозначал устройство для идентификации, а сейчас используется в IT-лексиконе для названия шифров, владение которыми дает определенные возможности в сети, – говорится в пояснительной записке законопроекта.

Кроме того, судьи добавили, что любое имущество должника, имеющее экономическую ценность для кредиторов (включая криптовалюту), нельзя произвольно исключить из конкурсной массы, если это прямо не допускается федеральным законодательством. В итоге «тройка» судей 9-го ААС под председательством Маргариты Сафроновой отменила акт первой инстанции и обязала должника Илью Царькова передать финансовому управляющему Алексею Леонову доступ к криптокошельку (пароль) для пополнения конкурсной массы.

Плюсы выводов апелляции: мнение экспертов

Самый главный и неоспоримый плюс от выводов апелляции – запрет на вывод активов через их перевод в криптовалюту, считает Михаил Успенский, партнёр Taxology: «9-й ААС закрыл «ящик Пандоры», крышку которого приоткрыла судья АСГМ». По мнению партнера «Зарцын, Янковский и партнеры» Романа Янковского, то, что суд признал биткоины имуществом в банкротстве , – лишь первый, небольшой шаг: «Теперь этот статус нужно закрепить и в иных категориях дел, ведь банкротное определение имущества – самое широкое, поэтому настоящая практика лишь впереди».

Однако «с определенной натяжкой» и этот судебный акт можно использовать в других видах споров, утверждает Успенский: «В частности, для преодоления доводов о том, что криптовалюта является «юридическим ничем» – фантиком».

Людмила Меркулова, правовой эксперт, уверена, что после обсуждаемого решения «крипта», кроме банкротных дел, будет все чаще фигурировать в экономических спорах, которые вытекают из гражданских, административных и иных правоотношений. Она добавляет, что разумно ожидать через какое-то время появления термина «криптовалюта» в налоговых спорах: «Многие финансовые аспекты: стоимость, волатильность цен, курсовые разницы и переоценки, порядок определения доходов, расходов, прибыли и убытков, а также определение налоговой базы – всегда были в фокусе внимания налоговиков».

Александр Некторов, партнер «Некторов, Савельев и партнеры», тоже прогнозирует, что следующий шаг государства после такого решения (который логично последует) – внимание налоговых органов к операциям с этим «иным имуществом». Он объясняет это и тем, что сейчас только единицы криптоинвесторов платят налоги и подали декларацию.

Как исполнить решение

На протяжении всего спора банкрот Царьков демонстрировал уникальную для такого рода дела добросовестность: признавал себя владельцем кошелька, приносил в суд заверенный у нотариуса скриншот кошелька с балансом и т. д. Поэтому Успенский надеется, что пин-код от кошелька будет передан арбитражному управляющему в самое ближайшее время, а за этим не последует подача кассационной жалобы.

Однако на практике могут возникнуть сложности с исполнением этого судебного акта. Если должник откажется добровольно передавать логин и пароль к криптокошельку, то их получение будет весьма затруднительным процессом, предупреждает Александр Журавлев, управляющий партнер юркомпании «Эффективные Бизнес Ресурсы», co-founder blockchain-lawyers.

На мой взгляд, арбитражному управляющему следует обратиться в суд с требованием, чтобы должник предоставил доступ к кошельку. А кроме того, добиться наложения судом астрента (неустойка за неисполнение должником обязательства, установленного судебным актом), который позволит стимулировать банкрота выполнить требование управляющего.

Александр Журавлев, управляющий партнер юркомпании «Эффективные Бизнес Ресурсы», co-founder blockchain-lawyers

Он говорит, что, как правило, у электронных ключей бывает два пароля – публичный и секретный. Первый – это тот, который могут видеть все пользователи, а второй – секретный, остается конфиденциальным для соответствующего владельца, объясняет эксперт. А получить секретный ключ на практике непросто, резюмирует Журавлев: «Если владелец сохранил его у себя на компьютере, то можно получить через процедуру принудительного исполнения доступ к нему и привлечь экспертов. Однако это возможно только с беспечным пользователем».

Порядок действий управляющего по реализации криптоактивов

1. Обратиться в суд с требованием назначить Царькова ответственным хранителем. Это позволит наложить на должника судебный штраф и взыскать убытки в случае утраты «крипты» и прочих «хитростей» банкрота.

2. Потребовать перечисления крипты на криптокошелек торговой площадки. Если отказывается – см. пункт 1.

3. Управляющий проводит публичные торги и продает крипту.

История спора

КОНКУРСНЫЙ УПРАВЛЯЮЩИЙ, АЛЕКСЕЙ ЛЕОНОВ

В рамках банкротства гражданина Ильи Царькова выяснилось, что у несостоятельного физлица есть «виртуальный кошелек» с биткоинами. У арбитражного управляющего должника возник вопрос – можно ли считать криптовалюту имуществом и включить в конкурсную массу? Ответ на него управляющий решил получить в судебном порядке. Его требования звучали следующим образом: «Прошу разрешить разногласия между управляющим и должником, включить любые поступления на криптокошелек в конкурсную массу Царькова. Обязать должника передать управляющему доступ к криптокошельку путем предоставления пароля от этой учетной записи».

Должник в ответ заявлял, что его биткоин-активы нельзя учитывать при формировании конкурсной массы. Царьков указывал на то, что криптовалюту нельзя считать имуществом по российскому законодательству. Суд согласился с банкротом и отказал управляющему.

Мотивируя свой отказ заявителю, судья Лариса Кравчук пояснила, что специфичность оборота спорного объекта не позволяет применить к криптовалютам по аналогии нормы, которые регулируют сходные отношения. Поскольку в законодательстве отсутствует понятие «криптовалюта», невозможно однозначно определить, к какой категории оно относится: «имущество», «актив», «информация», «суррогат», утверждает АСГМ.

Исходя из прямого толкования норм права, криптовалюта не относится к объектам гражданских прав и находится вне правового поля на территории РФ, резюмировала Кравчук. Первая инстанция добавила, что исполнение сделок с криптовалютой и ее транзакции не обеспечиваются принудительной силой государства. И последним аргументом суда стало то, что «анонимность пользователей криптовалют не позволяет точно установить принадлежность криптовалюты в криптокошельке по адресу www.blockchain.info» конкретному должнику.

Царьков не согласился с таким решением и оспорил его в апелляции. На заседании в апелляционной инстанции арбитражный управляющий Алексей Леонов уверял, что первая инстанция, не посчитав криптовалюту имуществом, дала ограничительное толкование ст. 128 ГК («Объекты гражданских прав»). Если обратиться к экономической сути криптовалюты – она является активом, с помощью которого можно бартерным путем совершать различные финансовые операции, пояснял Леонов. 9-й ААС признал доводы заявителя обоснованными, отменил акт апелляции и признал криптовалюту «иным имуществом».


Оригинал статьи

Криптовалюта стала имуществом: и что теперь

Криптовалюта стала имуществом: и что теперь

На прошлой неделе 9-й ААС опубликовал мотивировочную часть решения по спору о включении криптоактива в конкурсную массу должника. Апелляция объяснила, почему первая инстанция неправильно квалифицировала новый вид актива. Эксперты оценили доводы суда и спрогнозировали, в каких делах теперь будет все чаще фигурировать «крипта». Кроме того, они дали советы управляющему по реализации биткоинов банкрота.

Чем считать «крипту»

В первую очередь апелляция указала на то, что в силу принципа диспозитивности в ГК отсутствует закрытый перечень объектов гражданских прав. А с учетом современных экономических реалий и уровня развития информационных технологий допустимо максимально широкое толкование термина «иное имущество» в ст. 128 ГК, объясняет апелляционная инстанция. Таким образом, криптовалюту можно расценить как «иное имущество», заключает 9-й ААС.

Приходя к такому выводу, суд учел находящийся в стадии рассмотрения законопроект «О внесении изменений в части 1, 2 и 4 ГК», который предусматривает определение базового понятия «Цифровое право» (см. «Криптореформа» Гражданского кодекса: эксперты оценили новые поправки»). Под него будет подпадать и существующий на настоящий момент термин «токен». Изначально он обозначал устройство для идентификации, а сейчас используется в IT-лексиконе для названия шифров, владение которыми дает определенные возможности в сети, – говорится в пояснительной записке законопроекта.

Кроме того, судьи добавили, что любое имущество должника, имеющее экономическую ценность для кредиторов (включая криптовалюту), нельзя произвольно исключить из конкурсной массы, если это прямо не допускается федеральным законодательством. В итоге «тройка» судей 9-го ААС под председательством Маргариты Сафроновой отменила акт первой инстанции и обязала должника Илью Царькова передать финансовому управляющему Алексею Леонову доступ к криптокошельку (пароль) для пополнения конкурсной массы.

Плюсы выводов апелляции: мнение экспертов

Самый главный и неоспоримый плюс от выводов апелляции – запрет на вывод активов через их перевод в криптовалюту, считает Михаил Успенский, партнёр Taxology: «9-й ААС закрыл «ящик Пандоры», крышку которого приоткрыла судья АСГМ». По мнению партнера «Зарцын, Янковский и партнеры» Романа Янковского, то, что суд признал биткоины имуществом в банкротстве , – лишь первый, небольшой шаг: «Теперь этот статус нужно закрепить и в иных категориях дел, ведь банкротное определение имущества – самое широкое, поэтому настоящая практика лишь впереди».

Однако «с определенной натяжкой» и этот судебный акт можно использовать в других видах споров, утверждает Успенский: «В частности, для преодоления доводов о том, что криптовалюта является «юридическим ничем» – фантиком».

Людмила Меркулова, правовой эксперт, уверена, что после обсуждаемого решения «крипта», кроме банкротных дел, будет все чаще фигурировать в экономических спорах, которые вытекают из гражданских, административных и иных правоотношений. Она добавляет, что разумно ожидать через какое-то время появления термина «криптовалюта» в налоговых спорах: «Многие финансовые аспекты: стоимость, волатильность цен, курсовые разницы и переоценки, порядок определения доходов, расходов, прибыли и убытков, а также определение налоговой базы – всегда были в фокусе внимания налоговиков».

Александр Некторов, партнер «Некторов, Савельев и партнеры», тоже прогнозирует, что следующий шаг государства после такого решения (который логично последует) – внимание налоговых органов к операциям с этим «иным имуществом». Он объясняет это и тем, что сейчас только единицы криптоинвесторов платят налоги и подали декларацию.

Как исполнить решение

На протяжении всего спора банкрот Царьков демонстрировал уникальную для такого рода дела добросовестность: признавал себя владельцем кошелька, приносил в суд заверенный у нотариуса скриншот кошелька с балансом и т. д. Поэтому Успенский надеется, что пин-код от кошелька будет передан арбитражному управляющему в самое ближайшее время, а за этим не последует подача кассационной жалобы.

Однако на практике могут возникнуть сложности с исполнением этого судебного акта. Если должник откажется добровольно передавать логин и пароль к криптокошельку, то их получение будет весьма затруднительным процессом, предупреждает Александр Журавлев, управляющий партнер юркомпании «Эффективные Бизнес Ресурсы», co-founder blockchain-lawyers.

На мой взгляд, арбитражному управляющему следует обратиться в суд с требованием, чтобы должник предоставил доступ к кошельку. А кроме того, добиться наложения судом астрента (неустойка за неисполнение должником обязательства, установленного судебным актом), который позволит стимулировать банкрота выполнить требование управляющего.

Александр Журавлев, управляющий партнер юркомпании «Эффективные Бизнес Ресурсы», co-founder blockchain-lawyers

Он говорит, что, как правило, у электронных ключей бывает два пароля – публичный и секретный. Первый – это тот, который могут видеть все пользователи, а второй – секретный, остается конфиденциальным для соответствующего владельца, объясняет эксперт. А получить секретный ключ на практике непросто, резюмирует Журавлев: «Если владелец сохранил его у себя на компьютере, то можно получить через процедуру принудительного исполнения доступ к нему и привлечь экспертов. Однако это возможно только с беспечным пользователем».

Порядок действий управляющего по реализации криптоактивов

1. Обратиться в суд с требованием назначить Царькова ответственным хранителем. Это позволит наложить на должника судебный штраф и взыскать убытки в случае утраты «крипты» и прочих «хитростей» банкрота.

2. Потребовать перечисления крипты на криптокошелек торговой площадки. Если отказывается – см. пункт 1.

3. Управляющий проводит публичные торги и продает крипту.

История спора

КОНКУРСНЫЙ УПРАВЛЯЮЩИЙ, АЛЕКСЕЙ ЛЕОНОВ

В рамках банкротства гражданина Ильи Царькова выяснилось, что у несостоятельного физлица есть «виртуальный кошелек» с биткоинами. У арбитражного управляющего должника возник вопрос – можно ли считать криптовалюту имуществом и включить в конкурсную массу? Ответ на него управляющий решил получить в судебном порядке. Его требования звучали следующим образом: «Прошу разрешить разногласия между управляющим и должником, включить любые поступления на криптокошелек в конкурсную массу Царькова. Обязать должника передать управляющему доступ к криптокошельку путем предоставления пароля от этой учетной записи».

Должник в ответ заявлял, что его биткоин-активы нельзя учитывать при формировании конкурсной массы. Царьков указывал на то, что криптовалюту нельзя считать имуществом по российскому законодательству. Суд согласился с банкротом и отказал управляющему.

Мотивируя свой отказ заявителю, судья Лариса Кравчук пояснила, что специфичность оборота спорного объекта не позволяет применить к криптовалютам по аналогии нормы, которые регулируют сходные отношения. Поскольку в законодательстве отсутствует понятие «криптовалюта», невозможно однозначно определить, к какой категории оно относится: «имущество», «актив», «информация», «суррогат», утверждает АСГМ.

Исходя из прямого толкования норм права, криптовалюта не относится к объектам гражданских прав и находится вне правового поля на территории РФ, резюмировала Кравчук. Первая инстанция добавила, что исполнение сделок с криптовалютой и ее транзакции не обеспечиваются принудительной силой государства. И последним аргументом суда стало то, что «анонимность пользователей криптовалют не позволяет точно установить принадлежность криптовалюты в криптокошельке по адресу www.blockchain.info» конкретному должнику.

Царьков не согласился с таким решением и оспорил его в апелляции. На заседании в апелляционной инстанции арбитражный управляющий Алексей Леонов уверял, что первая инстанция, не посчитав криптовалюту имуществом, дала ограничительное толкование ст. 128 ГК («Объекты гражданских прав»). Если обратиться к экономической сути криптовалюты – она является активом, с помощью которого можно бартерным путем совершать различные финансовые операции, пояснял Леонов. 9-й ААС признал доводы заявителя обоснованными, отменил акт апелляции и признал криптовалюту «иным имуществом».


Оригинал статьи