BTC: 3277.994 $ XRP: 0.288944 $ ETH: 86.03296 $ LTC: 26.23021 $ BCH: 82.42576 $ XMR: 39.71183 $ DASH: 63.44949 $ ZEC: 51.96580 $
05.12.2018
Обменивали BMW на майнеры, теперь продают на Avito: чем обернулся ажиотаж на рынке криптовалют год спустя

И почему в 2018 году «домашние» майнеры и инвесторы остались в проигрыше.

27 ноября 2018 года курс биткоина упал до рекордно низкого значения за год — $3700. В декабре 2017 года криптовалюта устанавливала новый максимум едва ли не каждую неделю, а эксперты ожидали, что в будущем году курс поднимется до $50–100 тысяч.

В то время ажиотаж вокруг криптовалют достиг пика: далёкие от мира ИТ и финансов люди брали кредиты и продавали ценное имущество, чтобы побыстрее купить биткоины и заработать на их росте. Другие скупали видеокарты и становились «фермерами»: майнили эфир и другие альткоины.

Некоторые предприниматели решили заработать на ажиотаже.

Они рассказали о том, как в России возникла своя «золотая лихорадка», сколько зарабатывали на пике компании, обслуживающие криптоиндустрию, как они адаптировались к падению курса криптовалют и почему «домашние» майнеры и инвесторы остались в проигрыше.

Весна-лето 2017 года: о криптовалютах узнаёт широкая аудитория

К середине 2017 года криптовалюты вышли за пределы ИТ-сообщества и привлекли внимание обычных людей. О них заговорили даже на российском телевидении.

Рассказывая о биткоине, ведущая шоу «Утро России» Елена Николаева назвала его «самым доходным вложением», которое «выгоднее золота, нефти и многих ценных бумаг».

Узнав, что криптовалюты можно добывать самостоятельно, многие решили сконструировать фермы для майнинга: по данным «Ведомостей», некоторые покупатели брали одновременно по 200–600 видеокарт.

Из-за этого возник дефицит, видеокарты практически исчезли из продажи даже в Москве и Санкт-Петербурге, а ритейлеры увеличили цены на 50–60%.

Однако к тому времени сложность майнинга биткоина выросла настолько, что использовать для расчётов видеокарты оказалось невыгодно, и тогда криптоэнтузиасты стали скупать майнеры на основе ASIC-чипов.

К примеру, вычислительная мощность (хэш в секунду) фермы из шести видеокарт Radeon RX 560 составляет 60-72 Мх/с, а одного ASIC-майнера Bitmain L3 — 504 Мх/с.

Спрос на этом рынке превышал предложение, и многие предприниматели увидели бизнес-нишу. Среди них — Евгений Дедяев. Он решил заняться дропшиппингом: искать клиентов, которым нужен майнер, брать с них предоплату с наценкой и заказывать устройство в Китае с доставкой до адресата.

Он собрал в Краснодаре команду из маркетологов, CPA-специалистов, технических специалистов и SMM-менеджеров, создал посадочную страницу, сайт и настроил контекстную рекламу, потратив на подготовку около 50 тысяч рублей.

Также предприниматель предлагал дополнительные услуги: установку, настройку и «разгон» оборудования, а также организацию майнинг-отелей. В сентябре 2017 года Дедяев с командой перебрался в Москву, где открыл компанию BTC Mining и продолжил заниматься дропшиппингом.

Организовали отдел продаж, отдел технического сопровождения и в начале октября стали получать около 300 заявок в сутки, поскольку у нас был хороший маркетинговый бэкграунд. Тогда наш суточный оборот составлял 1 млн рублей.

Рынок ICO также был на подъеме. После того как сингапурский финтех-проект TenX привлёк $81 млн (или 245 тысяч эфиров) менее чем за пять минут, многие российские предприниматели также решили попытать удачу на ICO.

В Москве стали появляться первые консалтинговые компании, которые предлагали услуги по проведению ICO под ключ: прорабатывали экономическую модель проекта, проводили маркетинговую кампанию и выводили его на биржу.

Modern Token, которую учредили физик Александр Гаруша и бывший ecommerce-директор московского ЦУМа Максим Росляков, была одной из них.

В тот момент рынок находился в состоянии ажиотажа, и для меня было очевидным, что маркетологи сильно не дорабатывали в плане интернет-маркетинга.

Они делали крайне несистемные усилия: размещали баннеры, публиковали статьи на Bitcoin Talk, но даже без примитивного ретаргетинга, контекстной рекламы и так далее.

Услуги Modern Token обходились клиентам в среднем в $310 тысяч. Из них расходы на маркетинг составляли $200 тысяч, а остальное — выручка агентства.

Осень-зима 2017 года: ажиотаж

Осенью 2017 года курсы биткоина и других криптовалют резко выросли, а вместе с ними — и популярность майнинга. Рынок продажи ASIC-майнеров процветал.

Благодаря модели дропшиппинга порог входа оставался низким, и Евгений Дедяев столкнулся с проблемой: некоторые менеджеры по продажам BTC Mining стали увольняться и открывать свои компании в этой сфере. По подсчётам предпринимателя, его конкурентами стали не менее десяти человек.

В то же время на рынок пришли перекупы: «Образно говоря, это люди, которые ещё вчера на “Горбушке” продавали подержанные iPhone, а теперь решили заняться продажей ASIC-майнеров», — вспоминает Дедяев.

К осени у Дедяева было достаточно средств, чтобы заказывать устройства в Китае. Однако из-за высокого спроса на рынке возник дефицит ASIC-майнеров, и поставщики стали повышать цены.

Например, нынешняя стоимость майнера Bitmain Antminer S9 — чуть больше 30 тысяч рублей. В 2017 году Дедяев приобрёл эту модель за 320 тысяч рублей, а продал за 415 тысяч рублей.

Покупатели были готовы переплачивать: им казалось, что благодаря росту курсов криптовалют в долгосрочной перспективе они в любом случае отобьют расходы и останутся в плюсе.

У многих не было денег, рассказывает Дедяев, и покупатели меняли на майнеры машины, квартиры и другое дорогостоящее имущество.

При мне клиент обменял новый BMW X5 на два ASIC-майнера Bitmain Antminer L3. За миллион рублей мы получили автомобиль, который на рынке стоит 2,5 млн рублей.

Нам также предлагали обменять квартиру на наше оборудование, но мы на это не шли. Я знаю, что много людей брали кредиты в МФО и покупали на них альткоины либо токены ICO.

Но из-за таких участников этот рынок поднимался, как новое МММ, хотя деньги или другие активы, которые торгуются, не имеют своей цены — они стоят ровно столько, сколько за них готовы платить. Сейчас же валюты не привязаны к золотому стандарту.

По моему опыту, все, кто купили майнеры или токены в ноябре-декабре 2017 года в надежде заработать гигантские суммы, остались ни с чем. Вернее, остались с кредитами.

На фоне стремительного роста курса биткоина в декабре 2017 года общественное мнение разделилось. Когда криптовалюта преодолевала очередной рубеж, кто-то начинал жалеть, что не приобрёл её раньше.

Кто-то считал, что отметка в $20 тысяч — не предел, и до конца года 2017 года биткоин вырастет как минимум до $23 тысяч, а в перспективе может дойти и до $33 тысяч.

Некоторые читатели vc.ru делились якобы «инсайдерской информацией» и прогнозировали, что стоимость биткоина поднимут до $90 тысяч к марту-апрелю 2018 года.

Ажиотаж вокруг криптовалют разогревали и эксперты, которые прогнозировали многократный рост биткоина в 2018 году вплоть до $100 тысяч.

«Думаю, что цена биткоина будет продолжать расти и достигнет отметки $50 тысяч в течение следующего года», — предполагала вице-президент ИК «Прайм Капитал» Светлана Иванова. С ней согласились технический аналитик сайта Brave New Coin Джош Олшевич, а также руководитель пресс-службы Waves Platform в России Глеб Костарев.

Самый оптимистичный прогноз дал президент Российской ассоциации криптовалюты и блокчейна (РАКИБ) Юрий Припачкин: «В следующем году, я считаю, что он (биткоин — vc.ru) вырастет в три-пять раз. Вполне реально, что курс дойдёт до $100 тысяч».

Более осторожную позицию заняли замдиректора аналитического департамента компании «Альпари» Наталья Мильчакова и директор по инвестициям в инвестфонде CryptoLife Мансур Гусейнов.

Мильчакова предположила, что биткоин может как вырасти до $60 тысяч, так и упасть до $1 тысячи. По мнению Гусейнова, потенциал роста криптовалюты — $35–50 тысяч, потенциал падения — $10 тысяч, «но не ниже $4500».

Однако точнее всего оказался прогноз одного из читателей vc.ru.

Зима-весна 2018 года: рынок схлопнулся

Вслед за курсом биткоина упал спрос и на оборудование для майнинга. Продавцам пришлось снижать цены, и они оказались в непростой ситуации.

Осенью 2017 года, когда из-за дефицита на рынке модель дропшиппинга перестала работать, продавцы стали привлекать инвестиции, чтобы закупать товар в Китае.

В январе 2018 года они обнаружили, что устройства, которые полмесяца назад стоили в закупке по 320 тысяч рублей, нельзя продать дороже 250 тысяч рублей. «Потом они снова брали у инвесторов деньги в надежде на будущий рост, покупали ещё оборудование и снова попадали на падение рынка», — рассказывает Евгений Дедяев.

Все компании на этом рынке крутили не свои деньги: я знаю людей, которые брали и по 30 млн рублей у всяких интересных и не всегда «белых» персонажей.

Соответственно, когда криптовалюта упала, все эти компании начали закрываться. И я знаю, что некоторые люди попали под уголовные дела, а некоторых уже нет в живых. Потому что большие деньги — это всегда большие риски.

Увидев падение спроса, Дедяев переключился на продажи оборудования корпоративным клиентам, которые организовали промышленный майнинг биткоинов. По его оценке, в России не менее 100 таких компаний.

Весной 2018 года он продавал 50–300 ASIC-майнеров в месяц, однако маржа была ниже, чем во время пикового спроса: 5–12 тысяч рублей с одного устройства. В b2c-сегменте маржа упала до тысячи рублей с устройства.

Чтобы подстраховаться, Дедяев вместе с командой начал разрабатывать софт — систему мониторинга ферм на видеокартах Teamininig. Предприниматель установил прототип в нескольких майнинг-отелях, но из-за нового падения курса криптовалют люди разочаровались в майнинге, и продукт так и не вышел в коммерческий релиз.

Тогда предприниматель стал искать новую золотую жилу, обратил внимание на сферу ICO и начал привлекать CPA-трафик для криптопроектов.

Тогда рынок ICO ещё не был так мёртв, как сейчас: можно было вложить $10 тысяч в маркетинг и получить $100 тысяч в виде проданных токенов.

Мы очень неплохо заработали, параллельно работая по CPA с разными онлайн-казино и букмекерами. Механика одна и та же: если ты умеешь проходить модерацию в PPC-каналах и умеешь работать на зарубежном рынке, то тебе больше ничего не нужно.

По мнению сооснователя Modern Token Максима Рослякова, к весне 2018 года рынок ICO уже начал схлопываться. Этому способствовало несколько факторов.

Во-первых, в начале 2018 года крупные рекламные платформы решили запретить рекламу ICO и криптовалют. Первой стала Facebook, следом за ней — Google. «Это привело к резкому падению трафика на всех сайтах и сильному снижению маркетинговых кампаний», — рассказывает Росляков.

Во-вторых, у людей падало доверие. В феврале 2018 года сайт Bitcoin.com провёл исследование и назвал «мёртвыми» 59% проектов, которые привлекали деньги с помощью ICO в 2017 году. Всего компания исследовала 902 проекта, из них:

Рынок быстро надулся и в тот же момент быстро схлопнулся — и продолжает остывать по сей день.

А криптоэнтузиасты, которые вкладывали средства в первые ICO, многократно увеличивали суммы и вкладывали в следующие ICO, — по большей части потеряли деньги.

Деньги потеряли и основатели криптопроектов, которым удалось провести успешные ICO. Продавая токены за биткоины и эфиры, многие оставили криптовалюту на кошельках, и за несколько месяцев она обесценилась.

В январе 2018 года 20 тысяч эфиров стоили $28 млн. В апреле — всего $8 млн. Предпринимателям пришлось корректировать планы по разработке продуктов и урезать расходы. По словам Рослякова, выиграли те, кто сразу перевели привлечённую криптовалюту в фиатные деньги на пике курса.

Сложности из-за обвала рынка криптовалют и ICO возникли и у Modern Token. Пока рынок рос, агентство нанимало сотрудников и увеличило штат до 35 человек. Когда рынок обвалился, компания не сразу сократила персонал — было жалко расставаться с профессиональной командой.

Мы зарплатами прожгли существенную долю того, что заработали. Поэтому сложно сказать, что мы озолотились, но мы немного потеряли на этом рынке.

Сейчас в Modern Token работает шесть человек. Компания сменила сферу и от организации ICO перешла в консалтинг: анализирует бизнес клиентов и объясняет, можно ли внедрить блокчейн.

Кроме того, занимается технической реализацией — написанием смарт-контрактов и соединением блокчейна с действующими информационными системами.

В настоящее время Modern Token консультирует два банка. Один российский, другой — зарубежный.

К августу 2018 года маркетинг ICO окончательно перестал быть выгодным занятием, рассказывает Евгений Дедяев. Тогда предприниматель решил снова попытать удачу с разработкой программного обеспечения для криптоиндустрии.

В этот раз он обратил внимание на криптотрейдинг. Дедяев называет эту сферу «единственным местом, где можно зарабатывать»: «Бот может принести доходность 10% в месяц, топовый трейдер — 30–40% в месяц. Я говорю о приросте в биткоинах».

С августа 2018 года предприниматель разрабатывает платформу для Startrade Capital, которая включает торговый терминал, дневник трейдера и функции для технического анализа. Дедяев планирует запустить продукт в начале 2019 года.

Это обычный торговый терминал, который позволяет управлять с одного экрана несколькими биржами, а также инвестиционная биржа, на которой инвестор может найти трейдеров и криптофонды.

Например, у меня есть 10 биткоинов. Я нахожу трейдера и заключаю с ним смарт-контракт, в котором прописываются условия распределения прибыли.

За этим будущее. Это глобальный тренд на уберизацию. Задача нашей команды — убрать посредников и чёрные схемы.

Осень 2018 года: курс биткоина снова упал

27 ноября курс биткоина упал до уровня августа 2017 года и составил $3700. По мнению Максима Рослякова, это могло произойти по двум причинам.

Во-первых, привлекавшие эфир и биткоин ICO-проекты решили обменять криптовалюту на фиатные средства. «В пользу этой версии говорит то, что эфир начал обваливаться первым, а не весь рынок снижался. У многих ICO были большие позиции по эфиру, который они собирали через смарт-контракты».

Во-вторых, падение рынка могло произойти из-за инвесторов, которые после нового снижения потеряли терпение и решили вывести активы в фиатные средства.

«И дальше началась типичная картина кризисного рынка, когда люди выходят из актива, он дешевеет, другие видят, что он дешевел плавно, а теперь — резко, и тоже решают выскочить в кэш, чтобы сохранить хоть что-то», — рассуждает Максим Росляков.

Из-за падения курса эфира «домашние» майнеры, которые скупали видеокарты в 2017 году на волне ажиотажа, тоже начали паниковать. По запросу «ферма» на Avito — 1139 объявлений только в Москве, большинство появилось за последнюю неделю.

Почти в каждом объявлении владельцы обещают покупателям «высокую доходность», «быстрый возврат инвестиций» и другие преимущества. А в качестве причины продажи указывают форс-мажор: «потерял доступ к дешёвому электричеству», «жена не разрешает майнить», «установил слишком много ферм, в помещении жарко» и так далее.

Редакция vc.ru связалась с одним из таких продавцов. Руслан (имя изменено) собрал свою ферму из восьми GeForce GTX 1070 в декабре 2017 года. За видеокарты заплатил около 260 тысяч рублей, а несколько месяцев назад продал квартиру, где стояла ферма.

Майнить дома не может, а ставить ферму в гараж — не хочет. Боится, что она либо загорится, либо её украдут. Сейчас хочет продать её за 240 тысяч рублей.

За девять месяцев он намайнил около 13 Zcash, чуть меньше одного эфира и несколько других альткоинов. Руслан считает, что заработал больше, чем потратил: по курсу декабря 2017 года его портфель оценивается в 800 тысяч рублей.

Теперь он снова ждёт повышения курса: сейчас намайненная криптовалюта стоит не дороже 100 тысяч рублей, и Руслан не торопится её выводить.

Завтра курс может подскочить. Недели две назад он был высокий, там сумма нормальная была. Но я не снимаю криптовалюту — с помощью монет играю на бирже и жду, когда подрастут.

По словам Максима Рослякова, даже при нынешнем курсе майнинг может быть выгодным, если у майнера есть доступ к дешёвому электричеству и большие вычислительные мощности: «Люди, которые майнят в гараже, но воруют электричество — они как майнили, так и майнят. Потому что в оборудование они деньги вложили, а себестоимость обслуживания нулевая — если ничего не сгорело, то система будет работать».

Кроме того, благодаря алгоритмам майнинга биткоина и эфира, которые основаны на принципе Proof of work, система автоматически поддерживает жизнеспособность, регулируя сложность вычислений.

«Это одна из гениальных идей блокчейна и создателей proof of work — система обладает большим запасом живучести благодаря способности к самобалансированиюю», — рассуждает Росляков.

Осторожные прогнозы: что будет с рынком

Евгений Дедяев уверен, что на рынке криптовалют будет новый скачок, поскольку он подвержен влияниям циклов — как рынок золота или ценных бумаг: «Схема Pump and dump работает — сперва происходит накачка рынка, люди закупаются на хаях, потом когда курс падает — на эмоциях продают. В этом и есть смысл фондового рынка — купил дёшево, продал дорого».

В качестве позитивного фактора, который может оживить рынок, Дедяев называет запуск криптобиржи Bakkt — проект оператора нью-йоркской фондовой биржи, компании Intercontinental Exchange (ICE), Microsoft, сети кофеен Starbucks и консалтинговой компании BCG.

С помощью платформы пользователи и институциональные инвесторы смогут покупать, продавать и хранить цифровые активы в глобальной экосистеме. Запуск Bakkit неоднократно переносился: сперва он был назначен на ноябрь 2018 года, потом на декабрь, а затем — на 24 января 2019 года.

По мнению Дедяева, даже если биткоин обесценится до $1000, у него всё равно есть будущее. Один из сценариев использования — международные расчёты.

Что радует: крипта в России получила реальное применение. Уже полгода торговцы с рынка в Люблино и «Садовода» покупают крипту в промышленных масштабах и используют её для расчёта с поставщиками в Китае.

Это быстрее: другого способа отправить деньги за 10 минут в Китай нет. Можно, конечно, отправить наличку, но это долго, непонятно. А так — купил крипту в обмен на 0,5%, там её перевели в нал.

Большая часть московского ширпотреба использует для расчёта криптовалюты. Рынок крипты нашёл применение для обнально-конвертных схем.

Кроме того, криптовалюты будут пользоваться популярностью в странах с неразвитой банковской системой. Например, в Африке: «Мы это сейчас видим — биткоин на африканских криптобиржах торгуется по совсем другим коэффициентам», — рассуждает Дедяев.

Что будет с рынком криптовалют, знают только «киты» и инвесторы. Но я думаю, что эпоха «золотой лихорадки» потихоньку закончится, а криптовалюта найдёт своё применение в реальном мире.


Оригинал статьи

Обменивали BMW на майнеры, теперь продают на Avito: чем обернулся ажиотаж на рынке криптовалют год спустя

И почему в 2018 году «домашние» майнеры и инвесторы остались в проигрыше.

27 ноября 2018 года курс биткоина упал до рекордно низкого значения за год — $3700. В декабре 2017 года криптовалюта устанавливала новый максимум едва ли не каждую неделю, а эксперты ожидали, что в будущем году курс поднимется до $50–100 тысяч.

В то время ажиотаж вокруг криптовалют достиг пика: далёкие от мира ИТ и финансов люди брали кредиты и продавали ценное имущество, чтобы побыстрее купить биткоины и заработать на их росте. Другие скупали видеокарты и становились «фермерами»: майнили эфир и другие альткоины.

Некоторые предприниматели решили заработать на ажиотаже.

Они рассказали о том, как в России возникла своя «золотая лихорадка», сколько зарабатывали на пике компании, обслуживающие криптоиндустрию, как они адаптировались к падению курса криптовалют и почему «домашние» майнеры и инвесторы остались в проигрыше.

Весна-лето 2017 года: о криптовалютах узнаёт широкая аудитория

К середине 2017 года криптовалюты вышли за пределы ИТ-сообщества и привлекли внимание обычных людей. О них заговорили даже на российском телевидении.

Рассказывая о биткоине, ведущая шоу «Утро России» Елена Николаева назвала его «самым доходным вложением», которое «выгоднее золота, нефти и многих ценных бумаг».

Узнав, что криптовалюты можно добывать самостоятельно, многие решили сконструировать фермы для майнинга: по данным «Ведомостей», некоторые покупатели брали одновременно по 200–600 видеокарт.

Из-за этого возник дефицит, видеокарты практически исчезли из продажи даже в Москве и Санкт-Петербурге, а ритейлеры увеличили цены на 50–60%.

Однако к тому времени сложность майнинга биткоина выросла настолько, что использовать для расчётов видеокарты оказалось невыгодно, и тогда криптоэнтузиасты стали скупать майнеры на основе ASIC-чипов.

К примеру, вычислительная мощность (хэш в секунду) фермы из шести видеокарт Radeon RX 560 составляет 60-72 Мх/с, а одного ASIC-майнера Bitmain L3 — 504 Мх/с.

Спрос на этом рынке превышал предложение, и многие предприниматели увидели бизнес-нишу. Среди них — Евгений Дедяев. Он решил заняться дропшиппингом: искать клиентов, которым нужен майнер, брать с них предоплату с наценкой и заказывать устройство в Китае с доставкой до адресата.

Он собрал в Краснодаре команду из маркетологов, CPA-специалистов, технических специалистов и SMM-менеджеров, создал посадочную страницу, сайт и настроил контекстную рекламу, потратив на подготовку около 50 тысяч рублей.

Также предприниматель предлагал дополнительные услуги: установку, настройку и «разгон» оборудования, а также организацию майнинг-отелей. В сентябре 2017 года Дедяев с командой перебрался в Москву, где открыл компанию BTC Mining и продолжил заниматься дропшиппингом.

Организовали отдел продаж, отдел технического сопровождения и в начале октября стали получать около 300 заявок в сутки, поскольку у нас был хороший маркетинговый бэкграунд. Тогда наш суточный оборот составлял 1 млн рублей.

Рынок ICO также был на подъеме. После того как сингапурский финтех-проект TenX привлёк $81 млн (или 245 тысяч эфиров) менее чем за пять минут, многие российские предприниматели также решили попытать удачу на ICO.

В Москве стали появляться первые консалтинговые компании, которые предлагали услуги по проведению ICO под ключ: прорабатывали экономическую модель проекта, проводили маркетинговую кампанию и выводили его на биржу.

Modern Token, которую учредили физик Александр Гаруша и бывший ecommerce-директор московского ЦУМа Максим Росляков, была одной из них.

В тот момент рынок находился в состоянии ажиотажа, и для меня было очевидным, что маркетологи сильно не дорабатывали в плане интернет-маркетинга.

Они делали крайне несистемные усилия: размещали баннеры, публиковали статьи на Bitcoin Talk, но даже без примитивного ретаргетинга, контекстной рекламы и так далее.

Услуги Modern Token обходились клиентам в среднем в $310 тысяч. Из них расходы на маркетинг составляли $200 тысяч, а остальное — выручка агентства.

Осень-зима 2017 года: ажиотаж

Осенью 2017 года курсы биткоина и других криптовалют резко выросли, а вместе с ними — и популярность майнинга. Рынок продажи ASIC-майнеров процветал.

Благодаря модели дропшиппинга порог входа оставался низким, и Евгений Дедяев столкнулся с проблемой: некоторые менеджеры по продажам BTC Mining стали увольняться и открывать свои компании в этой сфере. По подсчётам предпринимателя, его конкурентами стали не менее десяти человек.

В то же время на рынок пришли перекупы: «Образно говоря, это люди, которые ещё вчера на “Горбушке” продавали подержанные iPhone, а теперь решили заняться продажей ASIC-майнеров», — вспоминает Дедяев.

К осени у Дедяева было достаточно средств, чтобы заказывать устройства в Китае. Однако из-за высокого спроса на рынке возник дефицит ASIC-майнеров, и поставщики стали повышать цены.

Например, нынешняя стоимость майнера Bitmain Antminer S9 — чуть больше 30 тысяч рублей. В 2017 году Дедяев приобрёл эту модель за 320 тысяч рублей, а продал за 415 тысяч рублей.

Покупатели были готовы переплачивать: им казалось, что благодаря росту курсов криптовалют в долгосрочной перспективе они в любом случае отобьют расходы и останутся в плюсе.

У многих не было денег, рассказывает Дедяев, и покупатели меняли на майнеры машины, квартиры и другое дорогостоящее имущество.

При мне клиент обменял новый BMW X5 на два ASIC-майнера Bitmain Antminer L3. За миллион рублей мы получили автомобиль, который на рынке стоит 2,5 млн рублей.

Нам также предлагали обменять квартиру на наше оборудование, но мы на это не шли. Я знаю, что много людей брали кредиты в МФО и покупали на них альткоины либо токены ICO.

Но из-за таких участников этот рынок поднимался, как новое МММ, хотя деньги или другие активы, которые торгуются, не имеют своей цены — они стоят ровно столько, сколько за них готовы платить. Сейчас же валюты не привязаны к золотому стандарту.

По моему опыту, все, кто купили майнеры или токены в ноябре-декабре 2017 года в надежде заработать гигантские суммы, остались ни с чем. Вернее, остались с кредитами.

На фоне стремительного роста курса биткоина в декабре 2017 года общественное мнение разделилось. Когда криптовалюта преодолевала очередной рубеж, кто-то начинал жалеть, что не приобрёл её раньше.

Кто-то считал, что отметка в $20 тысяч — не предел, и до конца года 2017 года биткоин вырастет как минимум до $23 тысяч, а в перспективе может дойти и до $33 тысяч.

Некоторые читатели vc.ru делились якобы «инсайдерской информацией» и прогнозировали, что стоимость биткоина поднимут до $90 тысяч к марту-апрелю 2018 года.

Ажиотаж вокруг криптовалют разогревали и эксперты, которые прогнозировали многократный рост биткоина в 2018 году вплоть до $100 тысяч.

«Думаю, что цена биткоина будет продолжать расти и достигнет отметки $50 тысяч в течение следующего года», — предполагала вице-президент ИК «Прайм Капитал» Светлана Иванова. С ней согласились технический аналитик сайта Brave New Coin Джош Олшевич, а также руководитель пресс-службы Waves Platform в России Глеб Костарев.

Самый оптимистичный прогноз дал президент Российской ассоциации криптовалюты и блокчейна (РАКИБ) Юрий Припачкин: «В следующем году, я считаю, что он (биткоин — vc.ru) вырастет в три-пять раз. Вполне реально, что курс дойдёт до $100 тысяч».

Более осторожную позицию заняли замдиректора аналитического департамента компании «Альпари» Наталья Мильчакова и директор по инвестициям в инвестфонде CryptoLife Мансур Гусейнов.

Мильчакова предположила, что биткоин может как вырасти до $60 тысяч, так и упасть до $1 тысячи. По мнению Гусейнова, потенциал роста криптовалюты — $35–50 тысяч, потенциал падения — $10 тысяч, «но не ниже $4500».

Однако точнее всего оказался прогноз одного из читателей vc.ru.

Зима-весна 2018 года: рынок схлопнулся

Вслед за курсом биткоина упал спрос и на оборудование для майнинга. Продавцам пришлось снижать цены, и они оказались в непростой ситуации.

Осенью 2017 года, когда из-за дефицита на рынке модель дропшиппинга перестала работать, продавцы стали привлекать инвестиции, чтобы закупать товар в Китае.

В январе 2018 года они обнаружили, что устройства, которые полмесяца назад стоили в закупке по 320 тысяч рублей, нельзя продать дороже 250 тысяч рублей. «Потом они снова брали у инвесторов деньги в надежде на будущий рост, покупали ещё оборудование и снова попадали на падение рынка», — рассказывает Евгений Дедяев.

Все компании на этом рынке крутили не свои деньги: я знаю людей, которые брали и по 30 млн рублей у всяких интересных и не всегда «белых» персонажей.

Соответственно, когда криптовалюта упала, все эти компании начали закрываться. И я знаю, что некоторые люди попали под уголовные дела, а некоторых уже нет в живых. Потому что большие деньги — это всегда большие риски.

Увидев падение спроса, Дедяев переключился на продажи оборудования корпоративным клиентам, которые организовали промышленный майнинг биткоинов. По его оценке, в России не менее 100 таких компаний.

Весной 2018 года он продавал 50–300 ASIC-майнеров в месяц, однако маржа была ниже, чем во время пикового спроса: 5–12 тысяч рублей с одного устройства. В b2c-сегменте маржа упала до тысячи рублей с устройства.

Чтобы подстраховаться, Дедяев вместе с командой начал разрабатывать софт — систему мониторинга ферм на видеокартах Teamininig. Предприниматель установил прототип в нескольких майнинг-отелях, но из-за нового падения курса криптовалют люди разочаровались в майнинге, и продукт так и не вышел в коммерческий релиз.

Тогда предприниматель стал искать новую золотую жилу, обратил внимание на сферу ICO и начал привлекать CPA-трафик для криптопроектов.

Тогда рынок ICO ещё не был так мёртв, как сейчас: можно было вложить $10 тысяч в маркетинг и получить $100 тысяч в виде проданных токенов.

Мы очень неплохо заработали, параллельно работая по CPA с разными онлайн-казино и букмекерами. Механика одна и та же: если ты умеешь проходить модерацию в PPC-каналах и умеешь работать на зарубежном рынке, то тебе больше ничего не нужно.

По мнению сооснователя Modern Token Максима Рослякова, к весне 2018 года рынок ICO уже начал схлопываться. Этому способствовало несколько факторов.

Во-первых, в начале 2018 года крупные рекламные платформы решили запретить рекламу ICO и криптовалют. Первой стала Facebook, следом за ней — Google. «Это привело к резкому падению трафика на всех сайтах и сильному снижению маркетинговых кампаний», — рассказывает Росляков.

Во-вторых, у людей падало доверие. В феврале 2018 года сайт Bitcoin.com провёл исследование и назвал «мёртвыми» 59% проектов, которые привлекали деньги с помощью ICO в 2017 году. Всего компания исследовала 902 проекта, из них:

Рынок быстро надулся и в тот же момент быстро схлопнулся — и продолжает остывать по сей день.

А криптоэнтузиасты, которые вкладывали средства в первые ICO, многократно увеличивали суммы и вкладывали в следующие ICO, — по большей части потеряли деньги.

Деньги потеряли и основатели криптопроектов, которым удалось провести успешные ICO. Продавая токены за биткоины и эфиры, многие оставили криптовалюту на кошельках, и за несколько месяцев она обесценилась.

В январе 2018 года 20 тысяч эфиров стоили $28 млн. В апреле — всего $8 млн. Предпринимателям пришлось корректировать планы по разработке продуктов и урезать расходы. По словам Рослякова, выиграли те, кто сразу перевели привлечённую криптовалюту в фиатные деньги на пике курса.

Сложности из-за обвала рынка криптовалют и ICO возникли и у Modern Token. Пока рынок рос, агентство нанимало сотрудников и увеличило штат до 35 человек. Когда рынок обвалился, компания не сразу сократила персонал — было жалко расставаться с профессиональной командой.

Мы зарплатами прожгли существенную долю того, что заработали. Поэтому сложно сказать, что мы озолотились, но мы немного потеряли на этом рынке.

Сейчас в Modern Token работает шесть человек. Компания сменила сферу и от организации ICO перешла в консалтинг: анализирует бизнес клиентов и объясняет, можно ли внедрить блокчейн.

Кроме того, занимается технической реализацией — написанием смарт-контрактов и соединением блокчейна с действующими информационными системами.

В настоящее время Modern Token консультирует два банка. Один российский, другой — зарубежный.

К августу 2018 года маркетинг ICO окончательно перестал быть выгодным занятием, рассказывает Евгений Дедяев. Тогда предприниматель решил снова попытать удачу с разработкой программного обеспечения для криптоиндустрии.

В этот раз он обратил внимание на криптотрейдинг. Дедяев называет эту сферу «единственным местом, где можно зарабатывать»: «Бот может принести доходность 10% в месяц, топовый трейдер — 30–40% в месяц. Я говорю о приросте в биткоинах».

С августа 2018 года предприниматель разрабатывает платформу для Startrade Capital, которая включает торговый терминал, дневник трейдера и функции для технического анализа. Дедяев планирует запустить продукт в начале 2019 года.

Это обычный торговый терминал, который позволяет управлять с одного экрана несколькими биржами, а также инвестиционная биржа, на которой инвестор может найти трейдеров и криптофонды.

Например, у меня есть 10 биткоинов. Я нахожу трейдера и заключаю с ним смарт-контракт, в котором прописываются условия распределения прибыли.

За этим будущее. Это глобальный тренд на уберизацию. Задача нашей команды — убрать посредников и чёрные схемы.

Осень 2018 года: курс биткоина снова упал

27 ноября курс биткоина упал до уровня августа 2017 года и составил $3700. По мнению Максима Рослякова, это могло произойти по двум причинам.

Во-первых, привлекавшие эфир и биткоин ICO-проекты решили обменять криптовалюту на фиатные средства. «В пользу этой версии говорит то, что эфир начал обваливаться первым, а не весь рынок снижался. У многих ICO были большие позиции по эфиру, который они собирали через смарт-контракты».

Во-вторых, падение рынка могло произойти из-за инвесторов, которые после нового снижения потеряли терпение и решили вывести активы в фиатные средства.

«И дальше началась типичная картина кризисного рынка, когда люди выходят из актива, он дешевеет, другие видят, что он дешевел плавно, а теперь — резко, и тоже решают выскочить в кэш, чтобы сохранить хоть что-то», — рассуждает Максим Росляков.

Из-за падения курса эфира «домашние» майнеры, которые скупали видеокарты в 2017 году на волне ажиотажа, тоже начали паниковать. По запросу «ферма» на Avito — 1139 объявлений только в Москве, большинство появилось за последнюю неделю.

Почти в каждом объявлении владельцы обещают покупателям «высокую доходность», «быстрый возврат инвестиций» и другие преимущества. А в качестве причины продажи указывают форс-мажор: «потерял доступ к дешёвому электричеству», «жена не разрешает майнить», «установил слишком много ферм, в помещении жарко» и так далее.

Редакция vc.ru связалась с одним из таких продавцов. Руслан (имя изменено) собрал свою ферму из восьми GeForce GTX 1070 в декабре 2017 года. За видеокарты заплатил около 260 тысяч рублей, а несколько месяцев назад продал квартиру, где стояла ферма.

Майнить дома не может, а ставить ферму в гараж — не хочет. Боится, что она либо загорится, либо её украдут. Сейчас хочет продать её за 240 тысяч рублей.

За девять месяцев он намайнил около 13 Zcash, чуть меньше одного эфира и несколько других альткоинов. Руслан считает, что заработал больше, чем потратил: по курсу декабря 2017 года его портфель оценивается в 800 тысяч рублей.

Теперь он снова ждёт повышения курса: сейчас намайненная криптовалюта стоит не дороже 100 тысяч рублей, и Руслан не торопится её выводить.

Завтра курс может подскочить. Недели две назад он был высокий, там сумма нормальная была. Но я не снимаю криптовалюту — с помощью монет играю на бирже и жду, когда подрастут.

По словам Максима Рослякова, даже при нынешнем курсе майнинг может быть выгодным, если у майнера есть доступ к дешёвому электричеству и большие вычислительные мощности: «Люди, которые майнят в гараже, но воруют электричество — они как майнили, так и майнят. Потому что в оборудование они деньги вложили, а себестоимость обслуживания нулевая — если ничего не сгорело, то система будет работать».

Кроме того, благодаря алгоритмам майнинга биткоина и эфира, которые основаны на принципе Proof of work, система автоматически поддерживает жизнеспособность, регулируя сложность вычислений.

«Это одна из гениальных идей блокчейна и создателей proof of work — система обладает большим запасом живучести благодаря способности к самобалансированиюю», — рассуждает Росляков.

Осторожные прогнозы: что будет с рынком

Евгений Дедяев уверен, что на рынке криптовалют будет новый скачок, поскольку он подвержен влияниям циклов — как рынок золота или ценных бумаг: «Схема Pump and dump работает — сперва происходит накачка рынка, люди закупаются на хаях, потом когда курс падает — на эмоциях продают. В этом и есть смысл фондового рынка — купил дёшево, продал дорого».

В качестве позитивного фактора, который может оживить рынок, Дедяев называет запуск криптобиржи Bakkt — проект оператора нью-йоркской фондовой биржи, компании Intercontinental Exchange (ICE), Microsoft, сети кофеен Starbucks и консалтинговой компании BCG.

С помощью платформы пользователи и институциональные инвесторы смогут покупать, продавать и хранить цифровые активы в глобальной экосистеме. Запуск Bakkit неоднократно переносился: сперва он был назначен на ноябрь 2018 года, потом на декабрь, а затем — на 24 января 2019 года.

По мнению Дедяева, даже если биткоин обесценится до $1000, у него всё равно есть будущее. Один из сценариев использования — международные расчёты.

Что радует: крипта в России получила реальное применение. Уже полгода торговцы с рынка в Люблино и «Садовода» покупают крипту в промышленных масштабах и используют её для расчёта с поставщиками в Китае.

Это быстрее: другого способа отправить деньги за 10 минут в Китай нет. Можно, конечно, отправить наличку, но это долго, непонятно. А так — купил крипту в обмен на 0,5%, там её перевели в нал.

Большая часть московского ширпотреба использует для расчёта криптовалюты. Рынок крипты нашёл применение для обнально-конвертных схем.

Кроме того, криптовалюты будут пользоваться популярностью в странах с неразвитой банковской системой. Например, в Африке: «Мы это сейчас видим — биткоин на африканских криптобиржах торгуется по совсем другим коэффициентам», — рассуждает Дедяев.

Что будет с рынком криптовалют, знают только «киты» и инвесторы. Но я думаю, что эпоха «золотой лихорадки» потихоньку закончится, а криптовалюта найдёт своё применение в реальном мире.


Оригинал статьи