BTC: 6308.520 $ ETH: 282.3636 $ XRP: 0.281664 $ BCH: 513.6731 $ LTC: 54.43650 $ XMR: 89.54854 $ DASH: 153.5027 $ ZEC: 136.8307 $
05.03.2018
Обогнать, не догоняя

Сейчас нам навязывают чужую повестку. По сути, мы имеем дело с классическими ложными дилеммами. Фото: REUTERS
Сейчас нам навязывают чужую повестку. По сути, мы имеем дело с классическими ложными дилеммами. Фото: REUTERS

Однажды мы уже подсели на чужие интернет-технологии, и теперь наши деньги утекают к американским компаниям, рассказала Касперская в интервью «Российской газете». Эту ошибку мы можем повторить с искусственным интеллектом, только стоить она будет значительно дороже. Расплачиваться придется свободой.

Наталья Ивановна, знаю, вас тревожит хайп, который сопровождает появление в нашей жизни цифровых технологий. Что не так? Технологии того не стоят?

Фото: Максим Блинов/РИА Новости
Минфин внес в правительство законопроект о регулировании криптовалют

Наталья Касперская: Эта шумиха, особенно в прессе, очень опасна. Она мешает трезво оценивать пользу технологий. Очень многие люди крайне медийно зависимы. Они читают новости и думают: «Не могут же все газеты и социальные сети ошибаться в том, что надо для всеобщего счастья сделать на блокчейне все!» При этом в СМИ и общественно-политической дискуссией нагнетается истерия уходящего поезда: все уже там, одни мы опаздываем. Эта неестественная спешка и медийная «накачка» не дают времени задуматься и трезво оценить необходимость нового и риски, с ним связанные.

Это касается и блокчейна?

Наталья Касперская: Это касается всего. Риски новых технологий, по-моему, сознательно замалчиваются или не обсуждаются. Довольно большой пласт уже известных проблем и рисков, связанных с криптовалютами, блокчейном, искусственным интеллектом, интернетом вещей не получает прессы, не обсуждается на профильных площадках.

Обсуждают только сверкающие перспективы. В результате происходит массовое бездумное заимствование чужого, опасного и ненужного.

Обычный связанный список, пригодный только для очень формальных и узких применений (имеется в виду блокчейн), вдруг оказывается применим где угодно — нотариат, медицина, выборы, госзакупки, земельный кадастр, госуправление. Искусственному интеллекту, оказывается, надо как можно быстрее поручить все что угодно, включая сферы высокой человеческой ответственности: безопасность, транспорт, медицину и суды.

Некоторые риски все же обсуждаются. Например, что люди могут потерять работу, так как их заменят роботы. А что еще?

Наталья Касперская: Каждой возможности всегда соответствует риск. Риски внедрения новых технологий — это не только новые вирусы, закладки и уязвимости, но и угроза внешнего управления, исчезновение приватности, слежка, утечка персональных данных, контроль рынка иностранными производителями и многие другие.

Как видим, рисков достаточно. И надо сначала задуматься о стратегии и необходимости той или иной технологии.

Не спешите — опоздаете

То есть гонка технологий опасна? Но мы же не можем стоять на месте!

Фото: depositphotos.com
Новый вирус-вымогатель требует выкуп в криптовалюте

Наталья Касперская: И все-таки не стоит сразу включаться в гонку новых технологий.

Сейчас нам навязывают чужую повестку. По сути, мы имеем дело с классическими ложными дилеммами. Нам следовало бы задумываться не над вопросом, как быстрее внедрить блокчейн в народное хозяйство, а над вопросом, какие проблемы и задачи есть в нашем народном хозяйстве, можно ли их решить средствами ИТ и какими именно, и уж потом — а не поможет ли тут нам в чем-то и блокчейн?

Но тогда мы всегда будем в положении догоняющих.

Наталья Касперская: Будем. Если постоянно будем задаваться вопросом, как быстрее внедрить очередную западную технологию (а не вопросом, какие у нас есть задачи и как их решать). Мы всегда будем в положении вторичного игрока. И заимствовать чужое — потому что оно уже готово. То есть вместо производителей будем потребителями чужих технологий. И дело тут не только в том, что придется все больше платить за чужое — мы будем становиться все более зависимыми.

Наше законодательство в области ИТ должно стать национально ориентированным, считает Наталья Касперская. Фото: Марат Абулхатин/Фотослужба Госдумы/ТАСС

Мы уже видим примеры того, что наша экономика, «подсевшая» на технологии предыдущих цифровых гонок — «Майкрософт», «Оракл», «Сименс», — внезапно оказывается очень зависимой и уязвимой в новую эпоху ухудшения отношений с США. Стоит американцам приказать — и крупные, красивые, публичные западные компании, которым мы верили, как себе, перестают выдавать обновления нашим корпорациям, отключают кредитные карты нашим банкам, отказываются работать в Крыму.

Новые технологии без должной кибергигиены усилят удаленный контроль и управление. Надо понимать, что все современные интернет-сервисы, девайсы, телевизоры, авто, самолеты, прокатные станы, нефтедобывающие комплексы постоянно связаны с Интернетом, скачивают обновления и управляются извне.

И деньги уходят из страны.

Наталья Касперская: Да, основные доходы ИТ уходят за рубеж. Надо понимать, что все без исключения продукты и сервисы в области ИТ переходят на модель подписки.Даже если ты купил автомобиль, телевизор, смартфон, ты заплатил по сути только начальную сумму за инсталляцию, а потом ты продолжишь платить за подписку на обновления, ПО, расходные материалы и тому подобное.

И эти деньги практически не остаются в стране (за исключением относительно небольших расходов на службы продаж и поддержки). Мы и так крайне зависимы. А если мы построим новую экономику на чужих криптовалютах, если нашим производством и транспортом станет управлять иностранный искусственный интеллект, отдадим большие данные о нашей экономике — мы окончательно станем цифровой колонией США.

И оказались в «пузыре»

Получается, для обеспечения национальной безопасности нам и нужно построить свою цифровую экономику, ориентируясь на самые развитые страны.

Наталья Касперская: А обязательно ли нам нужно быть «вровень» и с кем именно? Вообще-то, возможно, не все это знают, что в области ИТ мы во многом впереди многих, в том числе развитых государств Европы и Америки.

Например, в области широкополосного доступа в Интернет, оплаты услуг со смартфонов, в области мобильной связи. В 90-е мы перескочили довольно многие «малые» технологические уклады, например, факсы, пейджеры, автоответчики, которые до сих пор в ходу в США и Европе. А наши интернет-сервисы, например, поисковики, публичные почты, интернет-СМИ, соцсети, не хуже американских и значительно лучше европейских и азиатских.

Если нашей экономикой будет управлять чужой искусственный интеллект, мы превратимся в цифровую колонию

Это неспроста. На самом деле вовсе не все технологии, которые сейчас на слуху, получат в будущем распространение и станут общепринятыми. После пика медийной шумихи (обычно два-три года) наступает разочарование в новинке, «пузырь» лопается. Но именно на пике принимаются неверные решения и тратятся огромные деньги.

Фото: depositphotos.com
ЦБ зафиксировал смещение интереса хакеров к криптовалютам

Затем ИТ-индустрия переосмысливает новинку, ищет ее прагматические применения. Новые компании, пришедшие на смену разорившимся, начинаются строить на новинке настоящие, полезные сервисы и продукты. Новинка выходит на «плато продуктивности» уже не в формате медийной приманки модной технологии, а в формате продукта. И начинает улучшать жизнь и зарабатывать деньги. Выход на плато — и есть самый лучший момент для заимствования или внедрения новинки в компаниях или госучреждениях.

Значит, надо ловить то, что выходит на плато!

Наталья Касперская: К сожалению, в отношении большинства новшеств, которые считают основой будущей цифровой экономики, мы находимся на самом пике хайпа. То есть в «пузыре». Это означает, что большинство вложенных сейчас в новинки денег будут потеряны впустую, большинство основанных компаний и начатых проектов разорятся, а выигравшими будут игроки второй волны.

Мы хорошо помним «пузырь» «доткомов», бум «мобильного контента», бум соцсетей и другие классические примеры прохождения новинок. Но индустрия, инвесторы и даже государственные чиновники почему-то ничему не учатся на этом опыте. А опыт говорит следующее. Средний срок выхода новинок на плато продуктивности — 4-6, а иногда 7-10 лет. Например, за десять лет существования технологии блокчейн никаких эффективных его применений, кроме изначального (криптовалют), создать, по сути, пока не удалось.

То есть стоит взять паузу?

Наталья Касперская: Надо учесть, что часть новинок вообще не взлетит (как не взлетели 3D-телевидение и виртуальная реальность, например). Гнаться надо не за технологией, а за продуктом. «Голую» технологию нельзя применить в компании или госкорпорации, разве только для того, чтобы отрапортовать начальству, что менеджмент следует за модными веяниями.

Фото: Reuters
Какое будущее ждет криптовалюты в России

Опыт многих веков показывает, что чаще выигрывают осторожные прагматики, которые внедряют технологии от игроков второй волны, уже проверенные и развитые, и внедряют не из-за моды, а понимая конкретную пользу от внедрения. Здесь снова уместен пример того, как Россия в мобильной связи перескочила сразу к стандарту GSM, миновав другие, гораздо менее эффективные стандарты связи.

Так как нужно действовать?

Наталья Касперская: В условиях всеобщей медийной истерии по поводу новейших технологий важно сохранять трезвость ума и спокойствие. И еще не торопиться внедрить что угодно на пике популярности, а ждать «плато производительности» новых продуктов и платформ. Помнить о цифровом суверенитете как необходимом условии внедрения технологий.

Инфографика «РГ»/Леонид Кулешов/Татьяна Шадрина

Надо снизить зависимость от зарубежных технологий до 10-20 процентов

Так вы, Наталья Ивановна, предлагаете развивать российские технологии, не догоняя и не копируя других?

Наталья Касперская: Поставлена задача импортозамещения в области ИТ. В идеале к 2024 году мы могли бы снизить свою зависимость от иностранных технологий до 10-20 процентов, что вполне терпимо. Однако в связи с тем, что происходит постоянное появление новых технологий, реальная картина будет другой. Новые технологии вытесняют старые, а поскольку из-за спешки и моды внедряются в основном западные новинки, наша цифровая зависимость от США только растет.

Если же новые технологии будут преимущественно отечественными, то к 2024 году мы как раз и получим ту самую независимость на 80-90 процентов.

Я вхожу в экспертный совет по отечественному программному обеспечению. За прошедшие 2,5 года работы убедилась, что у нас в стране есть огромное число интересных программных продуктов — талантливых, актуальных. В реестре отечественного ПО уже есть более 4000 отечественных программных продуктов.

Это значит, мы можем развивать те или иные модные новые технологии практически полностью собственными силами. Большие данные — это очень чувствительная сфера, создающая много рисков нарушения прав граждан на защиту личной жизни, рисков слежки со стороны глобальных компаний и спецслужб иностранных государств. И здесь нам нужно использовать только свои продукты, у нас отличная научная база. Но необходимо законодательно обеспечить ограничение оборота больших пользовательских данных и персональных данных граждан РФ для иностранных компаний (использовать и хранить их только на территории РФ, по утвержденным в РФ регламентам).

В области искусственного интеллекта у нас есть мощная научная школа, много разработчиков и ученых, большое количество малых и больших компаний в этой сфере. Мы можем и должны использовать только свои технологии и продукты, заказывать разработки отечественным университетам и компаниям. Интернет вещей, промышленный интернет, радиометки RFID — и в этой сфере есть отечественные разработчики. И здесь нужно использовать свои регламенты, протоколы и технологии, прекратить бездумную инфильтрацию и диффузию в страну чужих устройств.

А блокчейн? Его-то можно пристроить к делу?

Наталья Касперская: Здесь у русских одна из лидирующих позиций в мире. Нам нужно серьезно изучать применимость этой технологии в области финансов и госуправления, использовать только отечественные реестры на основе идеологии блокчейна, с российской криптографией.

Сфера криптовалют серьезно угрожает экономическому суверенитету РФ, имеет большой криминальный потенциал, поэтому здесь нужна крайняя осторожность. Мы не можем допустить оборота в РФ чужих валют с неконтролируемой эмиссией, оборотом и курсом. Нам нужно создавать свои валюты и биржи, шлюзы во внешний рынок.

А как с учетом всех рисков вы предлагаете развивать правовую базу российской цифровой экономики?

Наталья Касперская: Тут, на мой взгляд, нам необходимо учитывать следующее. Во-первых, нужно законодательство, упреждающее возникновение проблем и рисков. Чтобы не получилось, как с Интернетом, распространение которого, риски и влияние на жизнь сотен миллионов людей законодатели всего мира осознали на 10-15 лет позже, спохватились задним числом.

Во-вторых. Для запуска новых технологий нам нужны своего рода «законодательные песочницы», отрасли или регионы, где разрешается развитие новых технологий без немедленной правовой ответственности, но под пристальным наблюдением регуляторов. Это нужно и для беспилотного транспорта, и для финтеха, и для анализа больших данных.

Фото: Depositphotos.com
Глава МВФ предложила разработать правила обращения с криптовалютами

В-третьих, это быстрое реагирование и настройка. Нам нужна процедура быстрой обратной связи, когда проблемы и риски, возникающие в области новых технологий, приводят к быстрому изменению законодательства, к постоянной точной настройке регулирования.

В-четвертых, необходимо продолжать работу по поддержке импортозамещения и цифрового суверенитета. Наше законодательство в области ИТ должно наконец стать национально ориентированным. Нам нужно отбросить сантименты и вводить прямые ограничения конкуренции для иностранцев в области ИТ.

Сейчас иностранные производители, как правило, находятся в лучшем положении, чем отечественные. Например, западные интернет-гиганты не ведут здесь никакой официальной деятельности, не имеют юридических лиц или представительств и при этом зарабатывают на нашей аудитории и ведут политическую пропаганду.

В-пятых, это, конечно, защита граждан и частной жизни. Нам нужен прямой запрет выкачивания больших данных о наших гражданах, обществе, экономике и государстве за рубеж.


Оригинал статьи

Обогнать, не догоняя

Сейчас нам навязывают чужую повестку. По сути, мы имеем дело с классическими ложными дилеммами. Фото: REUTERS
Сейчас нам навязывают чужую повестку. По сути, мы имеем дело с классическими ложными дилеммами. Фото: REUTERS

Однажды мы уже подсели на чужие интернет-технологии, и теперь наши деньги утекают к американским компаниям, рассказала Касперская в интервью «Российской газете». Эту ошибку мы можем повторить с искусственным интеллектом, только стоить она будет значительно дороже. Расплачиваться придется свободой.

Наталья Ивановна, знаю, вас тревожит хайп, который сопровождает появление в нашей жизни цифровых технологий. Что не так? Технологии того не стоят?

Фото: Максим Блинов/РИА Новости
Минфин внес в правительство законопроект о регулировании криптовалют

Наталья Касперская: Эта шумиха, особенно в прессе, очень опасна. Она мешает трезво оценивать пользу технологий. Очень многие люди крайне медийно зависимы. Они читают новости и думают: «Не могут же все газеты и социальные сети ошибаться в том, что надо для всеобщего счастья сделать на блокчейне все!» При этом в СМИ и общественно-политической дискуссией нагнетается истерия уходящего поезда: все уже там, одни мы опаздываем. Эта неестественная спешка и медийная «накачка» не дают времени задуматься и трезво оценить необходимость нового и риски, с ним связанные.

Это касается и блокчейна?

Наталья Касперская: Это касается всего. Риски новых технологий, по-моему, сознательно замалчиваются или не обсуждаются. Довольно большой пласт уже известных проблем и рисков, связанных с криптовалютами, блокчейном, искусственным интеллектом, интернетом вещей не получает прессы, не обсуждается на профильных площадках.

Обсуждают только сверкающие перспективы. В результате происходит массовое бездумное заимствование чужого, опасного и ненужного.

Обычный связанный список, пригодный только для очень формальных и узких применений (имеется в виду блокчейн), вдруг оказывается применим где угодно — нотариат, медицина, выборы, госзакупки, земельный кадастр, госуправление. Искусственному интеллекту, оказывается, надо как можно быстрее поручить все что угодно, включая сферы высокой человеческой ответственности: безопасность, транспорт, медицину и суды.

Некоторые риски все же обсуждаются. Например, что люди могут потерять работу, так как их заменят роботы. А что еще?

Наталья Касперская: Каждой возможности всегда соответствует риск. Риски внедрения новых технологий — это не только новые вирусы, закладки и уязвимости, но и угроза внешнего управления, исчезновение приватности, слежка, утечка персональных данных, контроль рынка иностранными производителями и многие другие.

Как видим, рисков достаточно. И надо сначала задуматься о стратегии и необходимости той или иной технологии.

Не спешите — опоздаете

То есть гонка технологий опасна? Но мы же не можем стоять на месте!

Фото: depositphotos.com
Новый вирус-вымогатель требует выкуп в криптовалюте

Наталья Касперская: И все-таки не стоит сразу включаться в гонку новых технологий.

Сейчас нам навязывают чужую повестку. По сути, мы имеем дело с классическими ложными дилеммами. Нам следовало бы задумываться не над вопросом, как быстрее внедрить блокчейн в народное хозяйство, а над вопросом, какие проблемы и задачи есть в нашем народном хозяйстве, можно ли их решить средствами ИТ и какими именно, и уж потом — а не поможет ли тут нам в чем-то и блокчейн?

Но тогда мы всегда будем в положении догоняющих.

Наталья Касперская: Будем. Если постоянно будем задаваться вопросом, как быстрее внедрить очередную западную технологию (а не вопросом, какие у нас есть задачи и как их решать). Мы всегда будем в положении вторичного игрока. И заимствовать чужое — потому что оно уже готово. То есть вместо производителей будем потребителями чужих технологий. И дело тут не только в том, что придется все больше платить за чужое — мы будем становиться все более зависимыми.

Наше законодательство в области ИТ должно стать национально ориентированным, считает Наталья Касперская. Фото: Марат Абулхатин/Фотослужба Госдумы/ТАСС

Мы уже видим примеры того, что наша экономика, «подсевшая» на технологии предыдущих цифровых гонок — «Майкрософт», «Оракл», «Сименс», — внезапно оказывается очень зависимой и уязвимой в новую эпоху ухудшения отношений с США. Стоит американцам приказать — и крупные, красивые, публичные западные компании, которым мы верили, как себе, перестают выдавать обновления нашим корпорациям, отключают кредитные карты нашим банкам, отказываются работать в Крыму.

Новые технологии без должной кибергигиены усилят удаленный контроль и управление. Надо понимать, что все современные интернет-сервисы, девайсы, телевизоры, авто, самолеты, прокатные станы, нефтедобывающие комплексы постоянно связаны с Интернетом, скачивают обновления и управляются извне.

И деньги уходят из страны.

Наталья Касперская: Да, основные доходы ИТ уходят за рубеж. Надо понимать, что все без исключения продукты и сервисы в области ИТ переходят на модель подписки.Даже если ты купил автомобиль, телевизор, смартфон, ты заплатил по сути только начальную сумму за инсталляцию, а потом ты продолжишь платить за подписку на обновления, ПО, расходные материалы и тому подобное.

И эти деньги практически не остаются в стране (за исключением относительно небольших расходов на службы продаж и поддержки). Мы и так крайне зависимы. А если мы построим новую экономику на чужих криптовалютах, если нашим производством и транспортом станет управлять иностранный искусственный интеллект, отдадим большие данные о нашей экономике — мы окончательно станем цифровой колонией США.

И оказались в «пузыре»

Получается, для обеспечения национальной безопасности нам и нужно построить свою цифровую экономику, ориентируясь на самые развитые страны.

Наталья Касперская: А обязательно ли нам нужно быть «вровень» и с кем именно? Вообще-то, возможно, не все это знают, что в области ИТ мы во многом впереди многих, в том числе развитых государств Европы и Америки.

Например, в области широкополосного доступа в Интернет, оплаты услуг со смартфонов, в области мобильной связи. В 90-е мы перескочили довольно многие «малые» технологические уклады, например, факсы, пейджеры, автоответчики, которые до сих пор в ходу в США и Европе. А наши интернет-сервисы, например, поисковики, публичные почты, интернет-СМИ, соцсети, не хуже американских и значительно лучше европейских и азиатских.

Если нашей экономикой будет управлять чужой искусственный интеллект, мы превратимся в цифровую колонию

Это неспроста. На самом деле вовсе не все технологии, которые сейчас на слуху, получат в будущем распространение и станут общепринятыми. После пика медийной шумихи (обычно два-три года) наступает разочарование в новинке, «пузырь» лопается. Но именно на пике принимаются неверные решения и тратятся огромные деньги.

Фото: depositphotos.com
ЦБ зафиксировал смещение интереса хакеров к криптовалютам

Затем ИТ-индустрия переосмысливает новинку, ищет ее прагматические применения. Новые компании, пришедшие на смену разорившимся, начинаются строить на новинке настоящие, полезные сервисы и продукты. Новинка выходит на «плато продуктивности» уже не в формате медийной приманки модной технологии, а в формате продукта. И начинает улучшать жизнь и зарабатывать деньги. Выход на плато — и есть самый лучший момент для заимствования или внедрения новинки в компаниях или госучреждениях.

Значит, надо ловить то, что выходит на плато!

Наталья Касперская: К сожалению, в отношении большинства новшеств, которые считают основой будущей цифровой экономики, мы находимся на самом пике хайпа. То есть в «пузыре». Это означает, что большинство вложенных сейчас в новинки денег будут потеряны впустую, большинство основанных компаний и начатых проектов разорятся, а выигравшими будут игроки второй волны.

Мы хорошо помним «пузырь» «доткомов», бум «мобильного контента», бум соцсетей и другие классические примеры прохождения новинок. Но индустрия, инвесторы и даже государственные чиновники почему-то ничему не учатся на этом опыте. А опыт говорит следующее. Средний срок выхода новинок на плато продуктивности — 4-6, а иногда 7-10 лет. Например, за десять лет существования технологии блокчейн никаких эффективных его применений, кроме изначального (криптовалют), создать, по сути, пока не удалось.

То есть стоит взять паузу?

Наталья Касперская: Надо учесть, что часть новинок вообще не взлетит (как не взлетели 3D-телевидение и виртуальная реальность, например). Гнаться надо не за технологией, а за продуктом. «Голую» технологию нельзя применить в компании или госкорпорации, разве только для того, чтобы отрапортовать начальству, что менеджмент следует за модными веяниями.

Фото: Reuters
Какое будущее ждет криптовалюты в России

Опыт многих веков показывает, что чаще выигрывают осторожные прагматики, которые внедряют технологии от игроков второй волны, уже проверенные и развитые, и внедряют не из-за моды, а понимая конкретную пользу от внедрения. Здесь снова уместен пример того, как Россия в мобильной связи перескочила сразу к стандарту GSM, миновав другие, гораздо менее эффективные стандарты связи.

Так как нужно действовать?

Наталья Касперская: В условиях всеобщей медийной истерии по поводу новейших технологий важно сохранять трезвость ума и спокойствие. И еще не торопиться внедрить что угодно на пике популярности, а ждать «плато производительности» новых продуктов и платформ. Помнить о цифровом суверенитете как необходимом условии внедрения технологий.

Инфографика «РГ»/Леонид Кулешов/Татьяна Шадрина

Надо снизить зависимость от зарубежных технологий до 10-20 процентов

Так вы, Наталья Ивановна, предлагаете развивать российские технологии, не догоняя и не копируя других?

Наталья Касперская: Поставлена задача импортозамещения в области ИТ. В идеале к 2024 году мы могли бы снизить свою зависимость от иностранных технологий до 10-20 процентов, что вполне терпимо. Однако в связи с тем, что происходит постоянное появление новых технологий, реальная картина будет другой. Новые технологии вытесняют старые, а поскольку из-за спешки и моды внедряются в основном западные новинки, наша цифровая зависимость от США только растет.

Если же новые технологии будут преимущественно отечественными, то к 2024 году мы как раз и получим ту самую независимость на 80-90 процентов.

Я вхожу в экспертный совет по отечественному программному обеспечению. За прошедшие 2,5 года работы убедилась, что у нас в стране есть огромное число интересных программных продуктов — талантливых, актуальных. В реестре отечественного ПО уже есть более 4000 отечественных программных продуктов.

Это значит, мы можем развивать те или иные модные новые технологии практически полностью собственными силами. Большие данные — это очень чувствительная сфера, создающая много рисков нарушения прав граждан на защиту личной жизни, рисков слежки со стороны глобальных компаний и спецслужб иностранных государств. И здесь нам нужно использовать только свои продукты, у нас отличная научная база. Но необходимо законодательно обеспечить ограничение оборота больших пользовательских данных и персональных данных граждан РФ для иностранных компаний (использовать и хранить их только на территории РФ, по утвержденным в РФ регламентам).

В области искусственного интеллекта у нас есть мощная научная школа, много разработчиков и ученых, большое количество малых и больших компаний в этой сфере. Мы можем и должны использовать только свои технологии и продукты, заказывать разработки отечественным университетам и компаниям. Интернет вещей, промышленный интернет, радиометки RFID — и в этой сфере есть отечественные разработчики. И здесь нужно использовать свои регламенты, протоколы и технологии, прекратить бездумную инфильтрацию и диффузию в страну чужих устройств.

А блокчейн? Его-то можно пристроить к делу?

Наталья Касперская: Здесь у русских одна из лидирующих позиций в мире. Нам нужно серьезно изучать применимость этой технологии в области финансов и госуправления, использовать только отечественные реестры на основе идеологии блокчейна, с российской криптографией.

Сфера криптовалют серьезно угрожает экономическому суверенитету РФ, имеет большой криминальный потенциал, поэтому здесь нужна крайняя осторожность. Мы не можем допустить оборота в РФ чужих валют с неконтролируемой эмиссией, оборотом и курсом. Нам нужно создавать свои валюты и биржи, шлюзы во внешний рынок.

А как с учетом всех рисков вы предлагаете развивать правовую базу российской цифровой экономики?

Наталья Касперская: Тут, на мой взгляд, нам необходимо учитывать следующее. Во-первых, нужно законодательство, упреждающее возникновение проблем и рисков. Чтобы не получилось, как с Интернетом, распространение которого, риски и влияние на жизнь сотен миллионов людей законодатели всего мира осознали на 10-15 лет позже, спохватились задним числом.

Во-вторых. Для запуска новых технологий нам нужны своего рода «законодательные песочницы», отрасли или регионы, где разрешается развитие новых технологий без немедленной правовой ответственности, но под пристальным наблюдением регуляторов. Это нужно и для беспилотного транспорта, и для финтеха, и для анализа больших данных.

Фото: Depositphotos.com
Глава МВФ предложила разработать правила обращения с криптовалютами

В-третьих, это быстрое реагирование и настройка. Нам нужна процедура быстрой обратной связи, когда проблемы и риски, возникающие в области новых технологий, приводят к быстрому изменению законодательства, к постоянной точной настройке регулирования.

В-четвертых, необходимо продолжать работу по поддержке импортозамещения и цифрового суверенитета. Наше законодательство в области ИТ должно наконец стать национально ориентированным. Нам нужно отбросить сантименты и вводить прямые ограничения конкуренции для иностранцев в области ИТ.

Сейчас иностранные производители, как правило, находятся в лучшем положении, чем отечественные. Например, западные интернет-гиганты не ведут здесь никакой официальной деятельности, не имеют юридических лиц или представительств и при этом зарабатывают на нашей аудитории и ведут политическую пропаганду.

В-пятых, это, конечно, защита граждан и частной жизни. Нам нужен прямой запрет выкачивания больших данных о наших гражданах, обществе, экономике и государстве за рубеж.


Оригинал статьи