BTC: 10138.04 $ ETH: 186.9412 $ XRP: 0.265801 $ BCH: 303.0833 $ LTC: 72.95076 $ XMR: 80.54892 $ DASH: 89.85608 $ ZEC: 49.89149 $
19.04.2019
Возможный запрет майнинга в Китае: последствия и перспективы

Майнеры — один из основных компонентов экосистемы биткоина. Они ответственны не только за эмиссию первой криптовалюты, но и за безопасность сети, включая ее устойчивость к атакам 51%.

Как известно, большая часть майнинговых мощностей расположена в Китае. Этому способствует географическая приближенность к ведущим производителям устройств для добычи криптовалюты и низкие тарифы на электричество. Огромное число ферм сосредоточено в юго-восточных районах Китая, богатых на гидроэнергоресурсы.

Цена биткоина тесно коррелирует с показателями хешрейта. Так, восстановление последнего в начале 2019 года происходило на фоне постепенного роста цены первой криптовалюты, которая с большой вероятностью нащупала «дно» на декабрьской отметке $3200.

Также цена цифрового золота — главный бенчмарк для рынка криптовалют в целом, по аналогии с индексом S&P 500 по отношению ко всему рынку акций американских компаний. Другими словами, когда цена первой криптовалюты растет или падает, это неизбежно отражается на стоимости подавляющего большинства альткоинов и капитализации рынка.

Таким образом неудивительно, что новость о возможном запрете майнинга в Китае вызвала немалый резонанс. У многих участников криптосообщества возникли опасения, что такое решение китайских властей негативно скажется не только на производительности сети биткоина, но и на динамике восстановления рынка.

Журнал ForkLog попытался разобраться в том, насколько опасен возможный запрет майнинга для экосистемы биткоина и какие альтернативы есть у майнеров.

Китай и криптовалюты: краткая история непростых взаимоотношений

До конца 2017 года на Китай приходилась основная часть рынка криптовалют. В частности, в этой стране работали крупнейшие биткоин-биржи с многомиллионными суточными оборотами.

Безраздельное доминирование продлилось недолго: китайские власти положили начало сомнительной, однако популярной среди истеблишмента концепции «блокчейн приоритетнее биткоина». Значимой вехой в процессе отгораживания КНР от криптоиндустрии стало распоряжение Народного банка КНР о запрете проведения первоначальных предложений монет (ICO). Издано оно было в сентябре 2017 года, когда бум на рынке криптовалют был в самом разгаре.

Данное решение, как оказалось, имело далеко идущие последствия. Криптовалютные биржи, встревоженные столь жесткими и внезапными мерами, начали массово сворачивать бизнес, спешно перебираясь в другие юрисдикции, более благосклонные к новой индустрии.

В настоящее время торговля криптовалютами в Китае де-факто запрещена, однако разрешено хранение цифровых активов. Этим пользуются многие местные трейдеры, которые нашли множество путей для обхода ограничений. Например, одним из самых популярных трюков является перевод фиатных средств в стейблкоин Tether с последующим обменом средствами напрямую между кошельками с использованием VPN и p2p-площадок.

Немало поводов для беспокойства было и у местных майнеров. Например, власти КНР в начале 2018 года «выразили обеспокоенность» тем, что добытчики криптовалюты якобы вредят окружающей среде и нарушают налоговое законодательство. Как тогда писало издание CNN Money, власти посоветовали майнерам «цивилизованно покинуть индустрию».

Согласно изданию Quartz, в январе прошлого года госагентство, занимающееся изучением финансовых рисков в интернете (Leading Group of Internet Financial Risks Remediation), обязало местные органы власти использовать все доступные рычаги влияния, включая «тарифы на электричество, плату за землю, налоги и меры по защите окружающей среды», чтобы заставить майнеров закрыть свой бизнес. Более того, ведомство распорядилось, чтобы майнеры регулярно отчитывались о проделанной работе. При этом в отчетах должны содержаться сведения о действующих майнинговых компаниях.

Уже тогда китайские майнеры начали присматриваться к другим юрисдикциям с относительно недорогим электричеством и нежарким климатом, включая Исландию, Канаду и США. Также некоторые известные игроки рынка стали прибегать к диверсификации бизнеса. Например, крупнейший производитель майнингового оборудования Bitmain в качестве альтернативного источника дохода выбрал решения на базе искусственного интеллекта.

«Являясь китайской компанией, мы должны быть готовы», — заявил тогда экс-CEO Bitmain Джихан Ву, подразумевая, по всей видимости, правовые и административные риски.

В то время Bitmain была крайне прибыльной компанией в своей нише. Очевидно, что стремясь «подстелить соломку», китайский гигант стал открывать подразделения в разных странах, включая США (Рокдейл, штат Техас), Амстердам, Израиль (исследовательский центр в городе Раанана) и Норвегию. Однако пресловутая «криптозима» затянулась и больно ударила по финансам компании. Вскоре свои международные подразделения компании пришлось закрыть.

При этом, несмотря на финансовые трудности, Bitmain даже подала заявку на участие IPO в надежде привлечь $18 млрд. Однако сделать это не удалось — рассмотрение заявки так и не состоялось. Также в ноябре 2018 года утратила силу заявка на IPO главного конкурента Bitmain — Canaan Creative.

К концу 2018 года местные власти стали действовать гораздо решительнее, перейдя от слов к делу. Так, в ноябре майнинговые предприятия в китайских провинциях Синьцзян и Гуйчжоу были вынуждены приостановить работу на время проведения налоговой проверки. Фермы ежедневно несли убытки в размере 1 млн юаней (около $143 700 по курсу на то время). Также власти обязали предприятия не обслуживать незарегистрированных клиентов.

Майнинговая сверхдержава

Несмотря на постоянно растущие риски, в Китае по-прежнему сосредоточена большая часть майнинговых мощностей.

Ниже на диаграмме можно увидеть, что крупнейшие игроки рынка — китайские компании:

Данные: blockchain.com

По информации Quartz, в КНР сосредоточено более двух третей от мировой мощности по добыче биткоина. Исследователи Принстонского университета отмечают, что концентрации майнинговых мощностей способствуют низкие цены на электричество и аренду земли в Синьцзяне (северо-запад страны), Внутренней Монголии (север КНР), Юньнане (юго-восточная провинция) и Сычуане (юго-запад Китая). На момент подачи Bitmain заявки на IPO лишь на территории Китая в распоряжении китайского гиганта было 11 ферм, расположенных на территории 120 000 кв.м.

В марте этого года, когда цена BTC несколько восстановилась и многие майнеры вернулись в игру, стало известно, что Bitmain планирует разместить 200 тысяч добывающих устройств в регионах с избыточными гидроэнергоресурсами, где летом происходит сезонное снижение тарифов. Чтобы разместить относительно новые модели майнеров — AntMiner S11 и S15 — китайский гигант ведет переговоры с майнинговыми фермами в провинциях Юньнань и Сычуань.

По информации местных операторов майнинговых ферм, летом стоимость киловатта электроэнергии в юго-восточных провинциях составляет $0.037. Таким образом, ежедневная прибыль устройств S9j, S11 и S15 могла бы составить $1.29, $2.24 и $3.38 соответственно.

Однако, как уже говорилось, в Китае не так все просто, поскольку никогда не знаешь наперед, чего ждать от руководства страны.

Майнинг — нежелательная экономическая активность

В первые дни апреля произошел внезапный скачок цены биткоина выше отметки $5000, который, скорее всего, приободрил многих майнеров, особенно обладателей не столь нового оборудования.

Однако вскоре Государственный комитет по развитию и реформам КНР (NDRC) обнародовал законопроект, где указаны отрасли, которые государству необходимо поддержать, ограничить или запретить. Чиновники отнесли майнинг к «нежелательным отраслям», предложив его запретить. По их мнению, добыча криптовалют — «небезопасное производство, сопряженное с чрезмерным расходованием ресурсов и оказывающее вредное влияние на окружающую среду». Китайское издание Securities Times отметило, что документ NDRC «наглядно иллюстрирует роль криптоиндустрии в промышленной политике КНР».

Другое местное издание, South China Morning Post, сообщило, что если законодательные изменения вступят в силу, то майнинговые фермы должны будут немедленно прекратить деятельность. Кроме того, окажутся вне закона производство и продажа оборудования для добычи криптовалют. Обсуждение законопроекта продлится до 7 мая.

В целом ожидается, что из-за политики властей с трудностями столкнутся не только местные майнеры, но и производители майнингового оборудования, включая вышеупомянутых гигантов Bitmain и Canaan. Согласно IPO-заявке последнего, в 2017 году объем продаж устройств для добычи криптовалют китайским покупателям достиг 8,7 млрд юаней (около $1,3 млрд).

Примечательно, что практически одновременно с публикацией законопроекта NDRC были обнародованы спецификации новых Antminer 17 Series от компании Bitmain. Флагманские устройства были распроданы за считанные часы после старта продаж.

Вскоре представители Bitmain и Canaan попытались успокоить сообщество, заявив, что в краткосрочной перспективе запрет майнинга не повлияет на их деятельность. Вместе с тем ни Bitmain, ни Canaan так и не сообщили, намерены ли они перемещать бизнес за границу.

Другие юрисдикции

Как уже говорилось, многие китайские компании давно размышляют о запуске мощностей в других более лояльных к майнингу юрисдикциях. В этот список входят США, Исландия, Норвегия, Россия и некоторые другие страны.

Однако в каждой юрисдикции есть свои подводные камни. Например, в Норвегии в прошлом году возник конфликт между местными властями и майнинговой фермой Kryptovault. По мнению чиновников, у фермы отсутствовали необходимые разрешения. Кроме того, один местный житель пообещал взорвать предприятие, которое, по его мнению, издает много шума. Спустя несколько месяцев власти страны лишили майнеров льгот, обязав их оплачивать электроэнергию по гораздо более высоким тарифам.

Издание 8btc также писало, что некоторые мелкие предприятия переезжают в Таиланд, Камбоджу, Вьетнам, Мьянму и Лаос. Кроме того, с конца 2018 года среди китайских майнеров стал популярен богатый нефтью, но подсанкционный Иран.

Главная причина для переноса операций в эту исламскую страну — электричество по тарифу всего $0.006 за киловатт-час. Для сравнения, на юго-востоке КНР электричество в летний период обходится майнерам в 0.1 юаня ($0.015) за кВт⋅ч. Однако в зимнее время китайский тариф возрастает втрое — до $0.04 за кВт⋅ч.

Как отметил переехавший из Поднебесной майнер Лю Фэн, добыча криптовалюты в Иране сопряжена с различными трудностями:

«Из-за значительных субсидий на электричество государство добавило эти энергоемкие устройства в перечень из 2000 товаров, запрещенных для импорта».

Однако находчивому майнеру все же удалось ввезти в Иран 3000 устройств Antminer T9, которые были задекларированы как компьютерные процессоры. По его словам, тогда ему улыбнулась удача, поскольку на текущий момент иранская таможня конфисковала в общей сложности 40 тысяч майнинговых устройств различных моделей.

Лю Фэн также говорит, что неблагоприятные условия и неэтичные методы ведения бизнеса значительно перевешивают преимущества в виде дешевых тарифов:

«Я нашел электростанцию, которая предложила мне электричество по 0.06 юаня ($0.009) за кВт⋅ч. После вычета операционных издержек, мы согласились на распределении прибыли в пропорции 70/30. Однако спустя два месяца предприятие потребовало 50% прибыли и удвоило тариф на электричество».

Также Фэн рассказал, как однажды он разместил 3000 майнеров на территории металлургического завода, однако вскоре местные жители пожаловались властям на шум. В итоге все устройства были конфискованы.

Не менее серьезные трудности подстерегают майнеров и в других странах с привлекательными тарифами. Переехавший из Китая майнер Чан Хан утверждает, что многие добытчики цифровых валют заняли окрестности столиц Камбоджи и Мьянмы. Однако впоследствии многие майнеры пожалели об этом из-за различных накладных расходов.

«Занимаясь обслуживанием и закупкой обслуживающих материалов, сталкиваешься с серьезными трудностями. Техническое обслуживание оборудования — та еще проблема. Оно обходится в значительные суммы, как минимум в три раза раза выше, чем в родном Китае, особенно в жаркие дни», — сетует Чан Хан.

Также он отметил серьезные проблемы с поставкой компонентов, которые приходится ждать по несколько недель. Кроме того, в Камбодже случаются конфликты с местными жителями, также нередки перебои электроэнергии.

Мнения экспертов

В комментарии ForkLog CEO Acronym.Systems Матвей Сиворакша cказал, что возможный запрет майнинга в Китае — это, скорее всего, составной элемент политики валютных ограничений, направленной на противодействие оттоку капитала из этой страны:

«Первое, что стоит отметить, майнинг для китайцев — это отличный способ вывода денег из страны. В Китае существуют валютные ограничения на вывод капитала, а возможность приобрести майнинговое устройство за юани и оплачивать электроэнергию за те же юани — это отличная возможность “отмыва” денег в чистый биток».

По его словам, законодательные изменения могут изменить масштабы майнинга, но не способны искоренить его в целом. При этом для китайских пулов нет каких-либо серьезных угроз.

«Пулы ничего не ждет. Ведь если так подумать — пул, по факту, не занимается майнингом. Если уж сильно прижмут — перенесут [свою деятельность] на другие сервера, что очень маловероятно», — сказал Матвей Сиворакша.

Также он допускает, что если запрет коснется большого числа ферм, то на территорию постсоветского пространства хлынет оборудование по привлекательным ценам. Однако из-за неблагоприятной деловой среды китайцы вряд ли станут массово строить на территории СНГ крупные фермы.

«Не думаю, что это будет массовое явление. Могут быть единичные случаи, когда фермы будут размещаться на территории СНГ, где для китайца точно нет ни защиты собственности, ни легального фреймворка для работы», — добавил Матвей.

В то же время глава компании Cudo Miner Мэтт Хоукинс говорит, что в Китае действительно сконцентрированы огромные мощности. Их отключение может оказать существенное влияние на инфраструктуру биткоина в глобальном масштабе, а также снизить производительность сети.

«Текущее положение дел у Bitmain и его китайских партнеров важно для майнеров и экосистемы биткоина в целом», — сказал Хоукинс.

С этой точкой зрения согласен эксперт по майнингу Марк Д’Ария из компании Bitpro Consulting LLC:

«В краткосрочной перспективе это может быть крайне разрушительно», — сказал он в комментарии Cointelegraph.

В то же время Д’Ария считает, что в выигрыше окажутся майнеры, производящие операции вне КНР, чему будет способствовать снижение сложности добычи и возможность закупить побольше подешевевшего оборудования.

По его словам, многое зависит и от других факторов:

«Если будет решено, что все майнеры должны немедленно прекратить работу, то произойдет серьезное падение хешрейта. Это существенно повлияет на сеть биткоина, значительно замедлив ее работу до следующего перерасчета сложности. Если же запрет будет введен сразу после пересчета сложности, то переходный период может затянуться на месяцы».

Таким образом, если общий хешрейт сети в одночасье снизится на 80%, то время до следующего пересчета сложности может увеличиться в несколько раз. Также могут возрасти комиссии и снизится среднесуточный объем транзакций, поскольку для их подтверждения потребуется больше времени.

Однако, как уверен Д’Ария, в долгосрочной перспективе сеть адаптируется к изменениям и ее производительность вернется на прежний уровень. Более того, если китайские власти дадут местным майнерам «хотя бы несколько недель», чтобы перевезти и запустить оборудование в других юрисдикциях, изменения будут малозаметны.

Партнер венчурной фирмы Primitive Ventures Дави Ван и вовсе уверена, что документ NDRC может оставаться лишь на бумаге на протяжении многих лет:

there is another version of such proposal published in 2011 https://t.co/BY2unufFbd

Obviously many stuff should be “eliminated” in the 2011 version reappear in the 2019 version such proposal in China usually is just “proposal”

— Dovey Wan (@DoveyWan) 9 квітня 2019 р.

«Несомненно, многие вещи должны были быть “уничтожены” еще в 2011 году. Эта же версия [документа] вновь появилась в 2019 году. Подобные предложения в Китае обычно и остаются всего лишь предложениями».

Один из создателей протокола BitcoinNG Эмин Гюн Сирер выразил мнение, что большая часть хешрейта будет генерироваться вне Китая, однако внутри страны останется некоторая часть майнеров, которая будет добывать криптовалюты подпольно.

It just means that most of the hashpower will move across a border, some will go «underground» in China, tucked into backrooms of old factories. Cost of coin production might go up, but that doesn’t affect coin price at all.

— Emin Gün Sirer (@el33th4xor) 9 квітня 2019 р.

«Стоимость добычи монет возрастет, однако в целом это не отразится на цене».

Также он подчеркнул, что биткоин уж точно не потерпит крах.

***

Таким образом, многие эксперты уверены, что в средне- и долгосрочной перспективе биткоину и рынку в целом ничего не угрожает. Подтверждением этому тезису является цена BTC, которая почти никак не отреагировала на, казалось бы, крайне важную новость из Китая.

Для китайских предпринимателей характерны инициативность, гибкость и дальновидность. Они не боятся трудностей и, скорее всего, исходящие от властей риски учли заранее. Весьма вероятно, что сейчас майнеры активно занимаются поиском подходящих, более дружественных к новым технологиям юрисдикций.

В потенциальном запрете по инициативе NDRC можно найти и плюсы, главные из которых — демонополизация майнинговой индустрии и снижение риска атаки 51%, исходящего в последние годы именно от китайских майнеров.


Оригинал статьи

Возможный запрет майнинга в Китае: последствия и перспективы

Майнеры — один из основных компонентов экосистемы биткоина. Они ответственны не только за эмиссию первой криптовалюты, но и за безопасность сети, включая ее устойчивость к атакам 51%.

Как известно, большая часть майнинговых мощностей расположена в Китае. Этому способствует географическая приближенность к ведущим производителям устройств для добычи криптовалюты и низкие тарифы на электричество. Огромное число ферм сосредоточено в юго-восточных районах Китая, богатых на гидроэнергоресурсы.

Цена биткоина тесно коррелирует с показателями хешрейта. Так, восстановление последнего в начале 2019 года происходило на фоне постепенного роста цены первой криптовалюты, которая с большой вероятностью нащупала «дно» на декабрьской отметке $3200.

Также цена цифрового золота — главный бенчмарк для рынка криптовалют в целом, по аналогии с индексом S&P 500 по отношению ко всему рынку акций американских компаний. Другими словами, когда цена первой криптовалюты растет или падает, это неизбежно отражается на стоимости подавляющего большинства альткоинов и капитализации рынка.

Таким образом неудивительно, что новость о возможном запрете майнинга в Китае вызвала немалый резонанс. У многих участников криптосообщества возникли опасения, что такое решение китайских властей негативно скажется не только на производительности сети биткоина, но и на динамике восстановления рынка.

Журнал ForkLog попытался разобраться в том, насколько опасен возможный запрет майнинга для экосистемы биткоина и какие альтернативы есть у майнеров.

Китай и криптовалюты: краткая история непростых взаимоотношений

До конца 2017 года на Китай приходилась основная часть рынка криптовалют. В частности, в этой стране работали крупнейшие биткоин-биржи с многомиллионными суточными оборотами.

Безраздельное доминирование продлилось недолго: китайские власти положили начало сомнительной, однако популярной среди истеблишмента концепции «блокчейн приоритетнее биткоина». Значимой вехой в процессе отгораживания КНР от криптоиндустрии стало распоряжение Народного банка КНР о запрете проведения первоначальных предложений монет (ICO). Издано оно было в сентябре 2017 года, когда бум на рынке криптовалют был в самом разгаре.

Данное решение, как оказалось, имело далеко идущие последствия. Криптовалютные биржи, встревоженные столь жесткими и внезапными мерами, начали массово сворачивать бизнес, спешно перебираясь в другие юрисдикции, более благосклонные к новой индустрии.

В настоящее время торговля криптовалютами в Китае де-факто запрещена, однако разрешено хранение цифровых активов. Этим пользуются многие местные трейдеры, которые нашли множество путей для обхода ограничений. Например, одним из самых популярных трюков является перевод фиатных средств в стейблкоин Tether с последующим обменом средствами напрямую между кошельками с использованием VPN и p2p-площадок.

Немало поводов для беспокойства было и у местных майнеров. Например, власти КНР в начале 2018 года «выразили обеспокоенность» тем, что добытчики криптовалюты якобы вредят окружающей среде и нарушают налоговое законодательство. Как тогда писало издание CNN Money, власти посоветовали майнерам «цивилизованно покинуть индустрию».

Согласно изданию Quartz, в январе прошлого года госагентство, занимающееся изучением финансовых рисков в интернете (Leading Group of Internet Financial Risks Remediation), обязало местные органы власти использовать все доступные рычаги влияния, включая «тарифы на электричество, плату за землю, налоги и меры по защите окружающей среды», чтобы заставить майнеров закрыть свой бизнес. Более того, ведомство распорядилось, чтобы майнеры регулярно отчитывались о проделанной работе. При этом в отчетах должны содержаться сведения о действующих майнинговых компаниях.

Уже тогда китайские майнеры начали присматриваться к другим юрисдикциям с относительно недорогим электричеством и нежарким климатом, включая Исландию, Канаду и США. Также некоторые известные игроки рынка стали прибегать к диверсификации бизнеса. Например, крупнейший производитель майнингового оборудования Bitmain в качестве альтернативного источника дохода выбрал решения на базе искусственного интеллекта.

«Являясь китайской компанией, мы должны быть готовы», — заявил тогда экс-CEO Bitmain Джихан Ву, подразумевая, по всей видимости, правовые и административные риски.

В то время Bitmain была крайне прибыльной компанией в своей нише. Очевидно, что стремясь «подстелить соломку», китайский гигант стал открывать подразделения в разных странах, включая США (Рокдейл, штат Техас), Амстердам, Израиль (исследовательский центр в городе Раанана) и Норвегию. Однако пресловутая «криптозима» затянулась и больно ударила по финансам компании. Вскоре свои международные подразделения компании пришлось закрыть.

При этом, несмотря на финансовые трудности, Bitmain даже подала заявку на участие IPO в надежде привлечь $18 млрд. Однако сделать это не удалось — рассмотрение заявки так и не состоялось. Также в ноябре 2018 года утратила силу заявка на IPO главного конкурента Bitmain — Canaan Creative.

К концу 2018 года местные власти стали действовать гораздо решительнее, перейдя от слов к делу. Так, в ноябре майнинговые предприятия в китайских провинциях Синьцзян и Гуйчжоу были вынуждены приостановить работу на время проведения налоговой проверки. Фермы ежедневно несли убытки в размере 1 млн юаней (около $143 700 по курсу на то время). Также власти обязали предприятия не обслуживать незарегистрированных клиентов.

Майнинговая сверхдержава

Несмотря на постоянно растущие риски, в Китае по-прежнему сосредоточена большая часть майнинговых мощностей.

Ниже на диаграмме можно увидеть, что крупнейшие игроки рынка — китайские компании:

Данные: blockchain.com

По информации Quartz, в КНР сосредоточено более двух третей от мировой мощности по добыче биткоина. Исследователи Принстонского университета отмечают, что концентрации майнинговых мощностей способствуют низкие цены на электричество и аренду земли в Синьцзяне (северо-запад страны), Внутренней Монголии (север КНР), Юньнане (юго-восточная провинция) и Сычуане (юго-запад Китая). На момент подачи Bitmain заявки на IPO лишь на территории Китая в распоряжении китайского гиганта было 11 ферм, расположенных на территории 120 000 кв.м.

В марте этого года, когда цена BTC несколько восстановилась и многие майнеры вернулись в игру, стало известно, что Bitmain планирует разместить 200 тысяч добывающих устройств в регионах с избыточными гидроэнергоресурсами, где летом происходит сезонное снижение тарифов. Чтобы разместить относительно новые модели майнеров — AntMiner S11 и S15 — китайский гигант ведет переговоры с майнинговыми фермами в провинциях Юньнань и Сычуань.

По информации местных операторов майнинговых ферм, летом стоимость киловатта электроэнергии в юго-восточных провинциях составляет $0.037. Таким образом, ежедневная прибыль устройств S9j, S11 и S15 могла бы составить $1.29, $2.24 и $3.38 соответственно.

Однако, как уже говорилось, в Китае не так все просто, поскольку никогда не знаешь наперед, чего ждать от руководства страны.

Майнинг — нежелательная экономическая активность

В первые дни апреля произошел внезапный скачок цены биткоина выше отметки $5000, который, скорее всего, приободрил многих майнеров, особенно обладателей не столь нового оборудования.

Однако вскоре Государственный комитет по развитию и реформам КНР (NDRC) обнародовал законопроект, где указаны отрасли, которые государству необходимо поддержать, ограничить или запретить. Чиновники отнесли майнинг к «нежелательным отраслям», предложив его запретить. По их мнению, добыча криптовалют — «небезопасное производство, сопряженное с чрезмерным расходованием ресурсов и оказывающее вредное влияние на окружающую среду». Китайское издание Securities Times отметило, что документ NDRC «наглядно иллюстрирует роль криптоиндустрии в промышленной политике КНР».

Другое местное издание, South China Morning Post, сообщило, что если законодательные изменения вступят в силу, то майнинговые фермы должны будут немедленно прекратить деятельность. Кроме того, окажутся вне закона производство и продажа оборудования для добычи криптовалют. Обсуждение законопроекта продлится до 7 мая.

В целом ожидается, что из-за политики властей с трудностями столкнутся не только местные майнеры, но и производители майнингового оборудования, включая вышеупомянутых гигантов Bitmain и Canaan. Согласно IPO-заявке последнего, в 2017 году объем продаж устройств для добычи криптовалют китайским покупателям достиг 8,7 млрд юаней (около $1,3 млрд).

Примечательно, что практически одновременно с публикацией законопроекта NDRC были обнародованы спецификации новых Antminer 17 Series от компании Bitmain. Флагманские устройства были распроданы за считанные часы после старта продаж.

Вскоре представители Bitmain и Canaan попытались успокоить сообщество, заявив, что в краткосрочной перспективе запрет майнинга не повлияет на их деятельность. Вместе с тем ни Bitmain, ни Canaan так и не сообщили, намерены ли они перемещать бизнес за границу.

Другие юрисдикции

Как уже говорилось, многие китайские компании давно размышляют о запуске мощностей в других более лояльных к майнингу юрисдикциях. В этот список входят США, Исландия, Норвегия, Россия и некоторые другие страны.

Однако в каждой юрисдикции есть свои подводные камни. Например, в Норвегии в прошлом году возник конфликт между местными властями и майнинговой фермой Kryptovault. По мнению чиновников, у фермы отсутствовали необходимые разрешения. Кроме того, один местный житель пообещал взорвать предприятие, которое, по его мнению, издает много шума. Спустя несколько месяцев власти страны лишили майнеров льгот, обязав их оплачивать электроэнергию по гораздо более высоким тарифам.

Издание 8btc также писало, что некоторые мелкие предприятия переезжают в Таиланд, Камбоджу, Вьетнам, Мьянму и Лаос. Кроме того, с конца 2018 года среди китайских майнеров стал популярен богатый нефтью, но подсанкционный Иран.

Главная причина для переноса операций в эту исламскую страну — электричество по тарифу всего $0.006 за киловатт-час. Для сравнения, на юго-востоке КНР электричество в летний период обходится майнерам в 0.1 юаня ($0.015) за кВт⋅ч. Однако в зимнее время китайский тариф возрастает втрое — до $0.04 за кВт⋅ч.

Как отметил переехавший из Поднебесной майнер Лю Фэн, добыча криптовалюты в Иране сопряжена с различными трудностями:

«Из-за значительных субсидий на электричество государство добавило эти энергоемкие устройства в перечень из 2000 товаров, запрещенных для импорта».

Однако находчивому майнеру все же удалось ввезти в Иран 3000 устройств Antminer T9, которые были задекларированы как компьютерные процессоры. По его словам, тогда ему улыбнулась удача, поскольку на текущий момент иранская таможня конфисковала в общей сложности 40 тысяч майнинговых устройств различных моделей.

Лю Фэн также говорит, что неблагоприятные условия и неэтичные методы ведения бизнеса значительно перевешивают преимущества в виде дешевых тарифов:

«Я нашел электростанцию, которая предложила мне электричество по 0.06 юаня ($0.009) за кВт⋅ч. После вычета операционных издержек, мы согласились на распределении прибыли в пропорции 70/30. Однако спустя два месяца предприятие потребовало 50% прибыли и удвоило тариф на электричество».

Также Фэн рассказал, как однажды он разместил 3000 майнеров на территории металлургического завода, однако вскоре местные жители пожаловались властям на шум. В итоге все устройства были конфискованы.

Не менее серьезные трудности подстерегают майнеров и в других странах с привлекательными тарифами. Переехавший из Китая майнер Чан Хан утверждает, что многие добытчики цифровых валют заняли окрестности столиц Камбоджи и Мьянмы. Однако впоследствии многие майнеры пожалели об этом из-за различных накладных расходов.

«Занимаясь обслуживанием и закупкой обслуживающих материалов, сталкиваешься с серьезными трудностями. Техническое обслуживание оборудования — та еще проблема. Оно обходится в значительные суммы, как минимум в три раза раза выше, чем в родном Китае, особенно в жаркие дни», — сетует Чан Хан.

Также он отметил серьезные проблемы с поставкой компонентов, которые приходится ждать по несколько недель. Кроме того, в Камбодже случаются конфликты с местными жителями, также нередки перебои электроэнергии.

Мнения экспертов

В комментарии ForkLog CEO Acronym.Systems Матвей Сиворакша cказал, что возможный запрет майнинга в Китае — это, скорее всего, составной элемент политики валютных ограничений, направленной на противодействие оттоку капитала из этой страны:

«Первое, что стоит отметить, майнинг для китайцев — это отличный способ вывода денег из страны. В Китае существуют валютные ограничения на вывод капитала, а возможность приобрести майнинговое устройство за юани и оплачивать электроэнергию за те же юани — это отличная возможность “отмыва” денег в чистый биток».

По его словам, законодательные изменения могут изменить масштабы майнинга, но не способны искоренить его в целом. При этом для китайских пулов нет каких-либо серьезных угроз.

«Пулы ничего не ждет. Ведь если так подумать — пул, по факту, не занимается майнингом. Если уж сильно прижмут — перенесут [свою деятельность] на другие сервера, что очень маловероятно», — сказал Матвей Сиворакша.

Также он допускает, что если запрет коснется большого числа ферм, то на территорию постсоветского пространства хлынет оборудование по привлекательным ценам. Однако из-за неблагоприятной деловой среды китайцы вряд ли станут массово строить на территории СНГ крупные фермы.

«Не думаю, что это будет массовое явление. Могут быть единичные случаи, когда фермы будут размещаться на территории СНГ, где для китайца точно нет ни защиты собственности, ни легального фреймворка для работы», — добавил Матвей.

В то же время глава компании Cudo Miner Мэтт Хоукинс говорит, что в Китае действительно сконцентрированы огромные мощности. Их отключение может оказать существенное влияние на инфраструктуру биткоина в глобальном масштабе, а также снизить производительность сети.

«Текущее положение дел у Bitmain и его китайских партнеров важно для майнеров и экосистемы биткоина в целом», — сказал Хоукинс.

С этой точкой зрения согласен эксперт по майнингу Марк Д’Ария из компании Bitpro Consulting LLC:

«В краткосрочной перспективе это может быть крайне разрушительно», — сказал он в комментарии Cointelegraph.

В то же время Д’Ария считает, что в выигрыше окажутся майнеры, производящие операции вне КНР, чему будет способствовать снижение сложности добычи и возможность закупить побольше подешевевшего оборудования.

По его словам, многое зависит и от других факторов:

«Если будет решено, что все майнеры должны немедленно прекратить работу, то произойдет серьезное падение хешрейта. Это существенно повлияет на сеть биткоина, значительно замедлив ее работу до следующего перерасчета сложности. Если же запрет будет введен сразу после пересчета сложности, то переходный период может затянуться на месяцы».

Таким образом, если общий хешрейт сети в одночасье снизится на 80%, то время до следующего пересчета сложности может увеличиться в несколько раз. Также могут возрасти комиссии и снизится среднесуточный объем транзакций, поскольку для их подтверждения потребуется больше времени.

Однако, как уверен Д’Ария, в долгосрочной перспективе сеть адаптируется к изменениям и ее производительность вернется на прежний уровень. Более того, если китайские власти дадут местным майнерам «хотя бы несколько недель», чтобы перевезти и запустить оборудование в других юрисдикциях, изменения будут малозаметны.

Партнер венчурной фирмы Primitive Ventures Дави Ван и вовсе уверена, что документ NDRC может оставаться лишь на бумаге на протяжении многих лет:

there is another version of such proposal published in 2011 https://t.co/BY2unufFbd

Obviously many stuff should be “eliminated” in the 2011 version reappear in the 2019 version such proposal in China usually is just “proposal”

— Dovey Wan (@DoveyWan) 9 квітня 2019 р.

«Несомненно, многие вещи должны были быть “уничтожены” еще в 2011 году. Эта же версия [документа] вновь появилась в 2019 году. Подобные предложения в Китае обычно и остаются всего лишь предложениями».

Один из создателей протокола BitcoinNG Эмин Гюн Сирер выразил мнение, что большая часть хешрейта будет генерироваться вне Китая, однако внутри страны останется некоторая часть майнеров, которая будет добывать криптовалюты подпольно.

It just means that most of the hashpower will move across a border, some will go «underground» in China, tucked into backrooms of old factories. Cost of coin production might go up, but that doesn’t affect coin price at all.

— Emin Gün Sirer (@el33th4xor) 9 квітня 2019 р.

«Стоимость добычи монет возрастет, однако в целом это не отразится на цене».

Также он подчеркнул, что биткоин уж точно не потерпит крах.

***

Таким образом, многие эксперты уверены, что в средне- и долгосрочной перспективе биткоину и рынку в целом ничего не угрожает. Подтверждением этому тезису является цена BTC, которая почти никак не отреагировала на, казалось бы, крайне важную новость из Китая.

Для китайских предпринимателей характерны инициативность, гибкость и дальновидность. Они не боятся трудностей и, скорее всего, исходящие от властей риски учли заранее. Весьма вероятно, что сейчас майнеры активно занимаются поиском подходящих, более дружественных к новым технологиям юрисдикций.

В потенциальном запрете по инициативе NDRC можно найти и плюсы, главные из которых — демонополизация майнинговой индустрии и снижение риска атаки 51%, исходящего в последние годы именно от китайских майнеров.


Оригинал статьи