BTC: 8573.980 $ ETH: 185.0414 $ XRP: 0.265116 $ BCH: 268.5622 $ LTC: 59.62028 $ XMR: 62.13165 $ DASH: 68.29545 $ ZEC: 36.12034 $
17.10.2017
Зачем России и Китаю суверенные криптовалюты?

© Reuters. Зачем России и Китаю суверенные криптовалюты?

Investing.com − Власти России и Китая в последнее время активно обсуждают идею суверенных криптовалют. Почему технология, угрожающая децентрализацией денег, столь привлекательна для централизованных авторитарных режимов? Этим вопросом задался Леонид Бершидский, известный журналист и издатель. Мы публикуем перевод его колонки «Авторитарные криптовалюты наступают», написанной для Bloomberg.

В минувшие выходные проправительственная газета «Аргументы и факты» процитировала заявление российского министра связи Николая Никифорова о том, что Россия выпустит собственную криптовалюту. По словам министра, распоряжение о скорейшем запуске крипторубля дал президент Владимир Путин.

Никифоров уточнил, что новую валюту будет невозможно «добывать», как биткоин, потому что это будет «закрытая модель с определенным объемом регулируемой эмиссии». Это последовало за заявлениями главы Центрального банка Эльвиры Набиуллиной и министра финансов Антона Силуанова, подчеркнувшими необходимость контроля над эмиссией и использованием криптовалют.

Смутное описание крипторубля Никифоровым похоже на недавние неофициальные предложения Китая. Так, летом стало известно, что Народный банк Китая вместе с несколькими коммерческими банками страны начал проводить «транзакции на бумаге», чтобы протестировать прототип национальной криптовалюты, призванной увеличить объем электронных платежей. Планируется, что цифровые деньги будут выпускаться центральным банком страны и обладать тем же правовым статусом, что и наличные.

У тех, кто считает, что основным преимуществом биткоина является децентрализация (ни одно учреждение в мире не контролирует биткоин, платежи совершаются без посредников, и не могут быть заблокированы) интерес Китая и России к криптовалютам вызывает недоумение. Но эти государства не хотят упустить контроль над блокчейном. Напротив, они пытаются выяснить, каким образом централизованный эмитент может контролировать все, что происходит в финансовой системе.

Электронные деньги, которые мы используем сегодня, производятся частными банками: это, по сути, их обязательства друг перед другом. Как отмечалось в недавнем документе Bank of International Settlements, «наличные деньги являются единственным средством, с помощью которого общественность может удерживать деньги центрального банка. Если кто-то хочет их оцифровать, он должен преобразовать активы центрального банка в активы коммерческого банка путем внесения наличных денег в банк». Однако наличные деньги имеют недостатки как для центральных банков, так и для правительств. Их дорого печатать, распространять и уничтожать; их можно украсть. Кроме того, наличные деньги анонимны, чем пользуются преступники и уклонисты от налогов.

Все эти проблемы и некоторые другие, такие как временные задержки в работе традиционной электронной платежной системы, когда деньги перемещаются между банками, могут быть решены, если центральный банк выпустит собственную криптовалюту и будет проводить транзакции, зарегистрированные в биткоин-подобном распределенном реестре. Хотя это звучит как версия традиционной банковской системы, существует потенциальная разница между ними. «Учитывая, что препятствий на пути к тому, чтобы стать верификатором транзакций в распределенной системе, должно быть меньше, чем к тому, чтобы стать банком-членом в многоуровневой системе, мы ожидаем более интенсивную конкуренцию в предоставлении платежных услуг», – пишут экономисты Банка Англии Джон Бардир и Майкл Кумхоф.

Затраты на управление денежной системой снизятся, платежи между компаниями и отдельными лицами ускорятся, а сделки станут отслеживаться правительствами, прежде всего для целей налогообложения. Николай Никифоров говорил о наложении подоходного налога на конвертацию крипторублей в обычные рубли, если их владелец не сможет объяснить, как была получена цифровая валюта.

В настоящее время планы России и Китая не предусматривают ликвидации наличных денег. Но это было бы логичной конечной целью, более достижимой в России и Китае, чем где бы то ни было. В обеих странах государство контролирует большинство активов банковских систем, а роль банков в экономике можно легко уменьшить, предложив альтернативную систему на базе центрального банка. В обеих странах правительства не обращают внимания на тонкости, такие как право граждан на финансовую анонимность: у хорошего гражданина не должно быть ничего, что можно было бы скрыть от властей.

В Швеции, где общество добровольно отказывается от наличных денег, центральный банк (Riksbank) изучает возможность выпуска собственной цифровой валюты eKrona, и одной из вероятных технологий может стать блокчейн. По данным Riksbank, объем находящих в обращении наличных денег в стране с 2009 года снизился на 40%. Таким образом, проект eKrona является ответом на меняющиеся обстоятельства: центральный банк хотел бы сохранить стабильность наличных денег в той форме, которую позволит их современное использование.

Цифровую валюту CADcoin, которая тестируется Банком Канады, не планируется использовать как средство расчета в рознице, а скорее как способ повышения эффективности оптовой платежной системы.

Эстонская инициатива проведения первого в мире государственного ICO, которое позволило бы «инвестировать в страну» обладателям статуса онлайн-резидента (примерно 22 тыс. жителей страны), даже не исходит от центрального банка.

Идеи властей России и Китая отличаются от этих проектов. Они имеют своей целью централизованный контроль, а не либерализацию. Технология распределенного реестра является инструментом, подходящим для их целей – подобно тому, как ядерная энергия может использоваться для того, чтобы согреть город либо взорвать его.

Интересное


Оригинал статьи

Зачем России и Китаю суверенные криптовалюты?

© Reuters. Зачем России и Китаю суверенные криптовалюты?

Investing.com − Власти России и Китая в последнее время активно обсуждают идею суверенных криптовалют. Почему технология, угрожающая децентрализацией денег, столь привлекательна для централизованных авторитарных режимов? Этим вопросом задался Леонид Бершидский, известный журналист и издатель. Мы публикуем перевод его колонки «Авторитарные криптовалюты наступают», написанной для Bloomberg.

В минувшие выходные проправительственная газета «Аргументы и факты» процитировала заявление российского министра связи Николая Никифорова о том, что Россия выпустит собственную криптовалюту. По словам министра, распоряжение о скорейшем запуске крипторубля дал президент Владимир Путин.

Никифоров уточнил, что новую валюту будет невозможно «добывать», как биткоин, потому что это будет «закрытая модель с определенным объемом регулируемой эмиссии». Это последовало за заявлениями главы Центрального банка Эльвиры Набиуллиной и министра финансов Антона Силуанова, подчеркнувшими необходимость контроля над эмиссией и использованием криптовалют.

Смутное описание крипторубля Никифоровым похоже на недавние неофициальные предложения Китая. Так, летом стало известно, что Народный банк Китая вместе с несколькими коммерческими банками страны начал проводить «транзакции на бумаге», чтобы протестировать прототип национальной криптовалюты, призванной увеличить объем электронных платежей. Планируется, что цифровые деньги будут выпускаться центральным банком страны и обладать тем же правовым статусом, что и наличные.

У тех, кто считает, что основным преимуществом биткоина является децентрализация (ни одно учреждение в мире не контролирует биткоин, платежи совершаются без посредников, и не могут быть заблокированы) интерес Китая и России к криптовалютам вызывает недоумение. Но эти государства не хотят упустить контроль над блокчейном. Напротив, они пытаются выяснить, каким образом централизованный эмитент может контролировать все, что происходит в финансовой системе.

Электронные деньги, которые мы используем сегодня, производятся частными банками: это, по сути, их обязательства друг перед другом. Как отмечалось в недавнем документе Bank of International Settlements, «наличные деньги являются единственным средством, с помощью которого общественность может удерживать деньги центрального банка. Если кто-то хочет их оцифровать, он должен преобразовать активы центрального банка в активы коммерческого банка путем внесения наличных денег в банк». Однако наличные деньги имеют недостатки как для центральных банков, так и для правительств. Их дорого печатать, распространять и уничтожать; их можно украсть. Кроме того, наличные деньги анонимны, чем пользуются преступники и уклонисты от налогов.

Все эти проблемы и некоторые другие, такие как временные задержки в работе традиционной электронной платежной системы, когда деньги перемещаются между банками, могут быть решены, если центральный банк выпустит собственную криптовалюту и будет проводить транзакции, зарегистрированные в биткоин-подобном распределенном реестре. Хотя это звучит как версия традиционной банковской системы, существует потенциальная разница между ними. «Учитывая, что препятствий на пути к тому, чтобы стать верификатором транзакций в распределенной системе, должно быть меньше, чем к тому, чтобы стать банком-членом в многоуровневой системе, мы ожидаем более интенсивную конкуренцию в предоставлении платежных услуг», – пишут экономисты Банка Англии Джон Бардир и Майкл Кумхоф.

Затраты на управление денежной системой снизятся, платежи между компаниями и отдельными лицами ускорятся, а сделки станут отслеживаться правительствами, прежде всего для целей налогообложения. Николай Никифоров говорил о наложении подоходного налога на конвертацию крипторублей в обычные рубли, если их владелец не сможет объяснить, как была получена цифровая валюта.

В настоящее время планы России и Китая не предусматривают ликвидации наличных денег. Но это было бы логичной конечной целью, более достижимой в России и Китае, чем где бы то ни было. В обеих странах государство контролирует большинство активов банковских систем, а роль банков в экономике можно легко уменьшить, предложив альтернативную систему на базе центрального банка. В обеих странах правительства не обращают внимания на тонкости, такие как право граждан на финансовую анонимность: у хорошего гражданина не должно быть ничего, что можно было бы скрыть от властей.

В Швеции, где общество добровольно отказывается от наличных денег, центральный банк (Riksbank) изучает возможность выпуска собственной цифровой валюты eKrona, и одной из вероятных технологий может стать блокчейн. По данным Riksbank, объем находящих в обращении наличных денег в стране с 2009 года снизился на 40%. Таким образом, проект eKrona является ответом на меняющиеся обстоятельства: центральный банк хотел бы сохранить стабильность наличных денег в той форме, которую позволит их современное использование.

Цифровую валюту CADcoin, которая тестируется Банком Канады, не планируется использовать как средство расчета в рознице, а скорее как способ повышения эффективности оптовой платежной системы.

Эстонская инициатива проведения первого в мире государственного ICO, которое позволило бы «инвестировать в страну» обладателям статуса онлайн-резидента (примерно 22 тыс. жителей страны), даже не исходит от центрального банка.

Идеи властей России и Китая отличаются от этих проектов. Они имеют своей целью централизованный контроль, а не либерализацию. Технология распределенного реестра является инструментом, подходящим для их целей – подобно тому, как ядерная энергия может использоваться для того, чтобы согреть город либо взорвать его.

Интересное


Оригинал статьи